суббота, 8 июля 2017 г.

ГЛАВА 37. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ.


Глава 37. Часть вторая. На воле.

 — Привет, Вась, привет, Лэнк. Вы опять после тренировки накуриваетесь? — здороваясь с нами, говорит только что подошедший к ресторану Арик.
— А что бы и не покурить с утра, если дел никаких нет? А ты чего, Ара, с утра такой серьёзный?

— Проблема, Вась у меня из-за тебя возникла. Твоя посылка вчера в Москву пришла, нет там никакого ЛСД. Херня всякая лежит, которую ты для веса покупал. А бутылочки нет. С меня уже деньги обратно спрашивают. Так что попали мы с тобой на бабки. Извини за неприятную новость с самого утра.

— Арик, а я-то причём тут? — отодвигаю от себя недоеденные блинчики, чувствуя, что аппетит пропал мгновенно. — Я кислоту на почту отнес и отправил. Почему это я должен нести ответственность за то, что она не долетела до Москвы? Может, разводят тебя, Арик?
— Нет, не разводят, друзья это мои, я их давно знаю.
— А может, менты забрали?
— Если бы в Москве милиция узнала, то их бы сразу арестовали. Ты, Вась, опись товаров делал, когда посылку отправлял?

— Нет. С маленькими посылками ни описи, ни паспорта не требуют.
— А может, местная полиция на вас вышла? — спрашивает Лэнк, пододвигая мои блинчики к себе. — Надо тебе, Вась, на почту идти узнавать, что произошло, или бабки возвращать, — серьёзно заявляет Арик, рассматривая кого-то вдалеке позади меня.
— Страшно, конечно, после Ромашки на почте с таким делом появляться, но не волнуйся, я что-нибудь придумаю. Вряд ли непальская полиция ЛСД когда-нибудь видела. Смотри, Арик, а не твой ли это дружочек челябинский по улице идёт, — показываю я на приближающегося лысого персонажа.

— Вот кого, Вась, здесь не хватало ещё увидеть. Точно, он. А я думаю, что это за лысая голова такая знакомая. По-моему, прятаться поздно, он нас заметил.
— Здорово, парни. Что, думали, спрячетесь от меня в Непале? — с серьёзным лицом говорит подошедший парень с сумасшедшими глазами.
— Как ты нас нашёл, Ваня?
— А мне парень один, по имени Марат сказал, где вас найти можно. Он у меня пятьсот рупий взаймы взял. Сейчас тоже подойдёт сюда.

— Ой, мля! — хватается за голову Лэнк, прожёвывая последний блинчик. — Завтрак испорчен, до прихода Марата надо куда-нибудь переместиться.
— Как жизнь челябинская? — старательно пряча свою нервозность, спрашиваю я крепкого лысого парня с выпученными глазами.
— Хорошо всё у меня. Мне бы только стул кока-кольный на вершине горы поставить и соковыжималку на пляже, чтобы бабы больше давали. Я немного рефлексирую, потому что у меня кундалини не в ту сторону завернулась. Но, про ваш сговор я всё понял. Из Гоа меня хотели выгнать, но я вас и в Непале нашёл.

— Всё, Ваня, прекрати, не могу я это слушать. Ты же знаешь, что тебе к психиатру нужно.
— А я был у доктора в Челябинске. Он мне каких-то таблеток прописал. Но они не помогают, потому что всё дело в кундалини.
— Не в кундалини дело, Вань. Наркотики тебе прекратить есть нужно. И с курением тебе тоже завязать не помешало бы.
— А я, Вась, наоборот — в Непал приехал чараса покурить. Мне он помогает мою энергию кундалини обратно заворачивать.

— Эй, Адзур, дай нам счёт, мы уходим, — суетливо вытирая салфеткой губы, говорит Лэнк хозяину ресторана.
— А вы куда, парни? Я пообщаться с вами хотел. Сюда Марат обещал сейчас подойти.
— Не, извини, Вань, мне на почту нужно сходить, с делами кое-какими разобраться.
— А мне гимнастикой срочно захотелось позаниматься, — говорит Лэнк, вставая из-за стола.
— Ну, может ты, Арик, со мной пообщаешься? Что же мне, самому с собой здесь разговаривать?

— Что-то я, Вань, плохо себя чувствую, пойду, посплю. Всё, пока, парни, на созвоне. Увидимся вечером.
Выходя из заведения, я вижу, как Ваня с серьёзным лицом что-то одиноко бормочет самому себе.
*
— Ну, слава Богу, ты вернулся с этой почты, — вздыхая, говорит Лена, открывая мне дверь. — Когда же ты прекратишь дела с наркотиками иметь? Серёга сидит, Ник сидит, Ромашка сидит. Ты понимаешь, что ты пошел на почту спрашивать про свои наркотики, которые в Россию отправлял, понимаешь, что тебя, как Ромашку, могли арестовать?
— Ну, не совсем так. Не волнуйся, дорогая. Всё прошло хорошо. Непальцам и в голову не придёт, что в запечатанной бутылочке для ушных капель двести доз ЛСД. Даже прикольно было. Прихожу я на почту и спрашиваю «где капли для ушей, которые я отправлял посылкой?» 

А они говорят: «Извините, у нас новое правило, месяц назад вышло. Теперь лекарства без рецепта врача посылать нельзя. Лежат ваши капли в Катманду, в головном офисе. Извинились на почте очень вежливо и сказали, что сегодня же ближайшим самолётом передадут сюда, в Покару, мою бутылочку. Так что завтра заберу я свои капли.
— А вдруг они узнали, что там двести доз ЛСД? Вдруг тебя завтра арестуют?
— Лена, мы в Непале. Здесь, кроме чараса, никаких больше наркотиков не знают.
* 
— И здесь обманули тебя. Ты же сказал, что у нас купе в поезде будет, — чуть не плача говорит моя Лена, сажая Василинку себе на колени. — Как я устала, когда же это всё закончится? Сначала четырнадцать часов в этом чёртовом автобусе, который, я думала, развалится по дороге. Во время дождя на меня из дырки в крыше вода лилась. Потом эти революционеры-маоисты, когда они напали на нашего водителя автобуса и стали его избивать, я думала всё, — сейчас нас в заложники возьмут. Потом в грёбаном Горакпуре Василинка всю ночь с больным ушком плакала, я думала, с ума сойду. Ведь в округе в радиусе нескольких сот километров одни ветеринары-самоучки, и никаких больниц. А теперь ещё вместо обещанного купе нам плацкарт обычный впарили.

— Ну, хоть зато с кондиционером вагон, — пытаюсь я успокоить свою жену, готовую взорваться от обиды и возмущения. — Мне в Непале, в турагентстве клялись и божились, что это билеты в купе. Тут, Лен, нет моей вины.
— Василь, у нас в сумке два килограмма гашиша, тысяча доз МДМА и полтысячи капель ЛСД. Ты вообще понимаешь, куда нас втягиваешь? И в последний вечер в Покаре, вместо того, чтобы мне помогать вещи собирать, ты обдолбаный кислотой блондал по дому.

— Лена, ну ты же знаешь, что я не специально обдолбался. Я, как на почте получил назад свои «ушные капли» с ЛСД, сразу решил перелить их в другую тару, — ну, и пролил на руку полбутылки. Кислота концентрированная, мгновенно впиталась через поры кожи. Хорошо ещё, что я быстро сообразил платком кислоту с руки вытереть, а то бы до сих пор обдолбаный ходил. Гриша в Покаре сейчас мой платок, кислотой пропитанный, водичкой залил, и по глоточку каждый день попивает. И вообще, я считаю — мне очень даже повезло. Мне один израильтянин рассказывал, что пролил он сто капель себе на руку, и вырубило его на трое суток.

— А по-моему, Василь, в последнее время слово «повезло» и ты — в разных частях света.
— Прости меня, дорогая, я очень хочу избавить тебя от всех этих незапланированных переживаний. Просто так выходит, случайно. Кстати, смотри, — по-моему, мы не одни тут русские в поезде. Сто процентов даю, вон те белые, что грузят свои вещи в наш вагон — тоже русские.
— Привет, земляки, — обращаюсь я к семейной паре, проходящей мимо нас с большими чемоданами.

— А вы что, тоже русские? — с изумлением спрашивает парень с круглым, простодушным лицом. – Значит, вы тоже в Бомбей едете? Это хорошо, вместе веселее будет.
 Удачно разместившись на свободных сиденьях напротив нас, они первыми начинают знакомиться.
— Я — Сергей, а это моя жена Лена, а это — наш сын, Кирилл.

Изголодавшись по общению с русскими ровесниками, наши дети тут же затевают какую-то игру, с визгом прыгая с полки на полку.
— Мы в Гоа уже три года живем, говорит Сергей, обняв за плечи свою супругу. На самом юге, в Палолеме, у нас на пару с индусом есть свой ресторанчик.
— А у нас, на самом севере Гоа, тоже свой ресторанчик есть, «Хэмп» называется, слышали, может, о таком?

— А ты не тот ли Вася, про которого в книжке «Гоа синдром» написано? — удивлённо спрашивает Сергей, выкладывая на стол съестные запасы.
— Я самый, точнее сказать тот самый, который три года назад был. Много чего с тех пор изменилось, и Гоа теперь не то, и я уже не тот. По книжке я белый и пушистый тогда был, а сейчас, в реальной жизни, не могу вернуться в Россию, потому что в розыске.
— А случайно, не по статье за мошенничество? – с улыбкой спрашивает Сергей, вытаскивая большой пакет непальских чипсов.

— А откуда ты про мою статью знаешь? По-моему, в книжке об этом ничего не написано.
— Да я не знаю, а предполагаю. Потому, что сам по этой статье уже несколько лет нахожусь в российском розыске. Риэлтором я работал в крупной московской компании, хотя сам я из Белоруссии. Несколько лет назад закончился у меня срок действия паспорта, нужно было в Белоруссию возвращаться. Хотел я на родину у босса на пару неделек отпроситься, а он ни в какую. Говорит: «На тебе весь отдел держится». Посоветовал мне у знакомых, быстро, за три тысячи долларов новый паспорт сделать, — я и согласился. А в то время теракт с чеченцами случился. Помните, «Норд-Вест» спектакль назывался? Тогда террористы театр захватили, и что-то у них не заладилось, много людей тогда погибло. Так вот, там, у террористов, паспорта такие же левые, как и у меня были. А мне в то время в Сочи нужно было слетать, меня прямо в аэропорту и арестовали. 

Трёшку баксов тогда ментам отдал, чтобы отпустили, в тюрьму совсем не хотелось садиться. Вернулся я в офис, прихватил тогда тридцать штук баксов в своей конторе, и быстро в Индию уехал. Правда, я их за год на кокаин потратил, но теперь вот ресторатором стал. У меня уже два года как паспорт закончился, — смеясь, говорит Сергей. Моя жена с Кириллом законно границу переходили, а я лесной тропинкой прошёл.

— Да, красавец ты, Серёга! А у меня вот тоже скоро паспорт заканчивается, даже не знаю, что делать. Видимо, в следующий раз тоже лесом проходить придётся. Есть, точнее, одна идея у меня, я могу подделку под пермишн* Саи-бабовский сделать, на нём я год в Индии полулегально прожить смогу. А потом через Непал нужно будет прорываться.

— А я, Вась, два года уже в Непал вообще без паспорта прохожу. Ты же видел, какой там бардак на границе. Мне кажется, Васян, не просто так мы здесь повстречались. Только в Индии такие совпадения могут случаться. В одном вагоне возвращаются из Непала два чувака одного возраста, жён Ленами зовут, дети ровесники, и оба по одной статье в розыске находятся. В одно время когда-то из рашки жить переехали, ты на севере Гоа рестораном заправляешь, а я на юге. Может, ты и в шахматы любишь играть?

— Серёга не поверишь, только что хотел в шахматы предложить поиграть! Я очень люблю эту игру.
— Есть у меня, Вася, кое-какие идеи по открытию большого ресторана. Приезжай к нам на Палолем, тебе у нас понравится.
— Обязательно, Серёг, приеду, давно я подумываю новые земли осваивать, засиделся я в Арамболе. Вон и дети у нас уже вместе играют. Расставляй шахматы.
_____________________

*пермишн-разрешение на нахождение в стране после окончания срока действия визы
 продолжение...

начало книги


приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html