суббота, 8 июля 2017 г.

ГЛАВА 37. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ТЮРЬМЕ.


Глава 37. Часть первая. В тюрьме.

— Ты чего такой, Вась, замороченый в последнее время? — спрашивает меня Виктор, очищая зеленый апельсин.
— Через неделю, Вить, будет ровно полгода, как я сижу здесь. Скоро прокурор продление ещё на два месяца мне должен сделать. Я вот и думаю, как бы повлиять на то, чтобы это продление не сделали.

— Опять ты, Вась, о несбыточных вещах мечтаешь. Забудь ты эти глупости. Тут любой бы с удовольствием повлиял на прокурора, но это нереально. На вот лучше, съешь дольку апельсина и помечтай, чтобы в следующий раз спелые апельсины привезли.
— Ну как же, Вить, нереально, если кому-то удавалось отсюда за деньги выбраться?
— Последний раз это было три года назад. Тогда и пати ещё вовсю проводились. В то время не было у полицейских установки сажать иностранцев, тогда ты за тысячу долларов на месте откупился бы. Это потом министр внутренних дел через СМИ заявил, что в Гоа больше наркотиков нет.

— Ага, а знаешь, для чего он это сделал?- говорю я, морщась от кислого апельсина. — Чтобы его сынуля свободно мог свои наркотики вместе с драг-дилером Аталло здесь, в Гоа продавать. Все последние пати проходили под прикрытием сына министра. Да ты, Вить, его и сам, наверное, много раз видел. Просто мало кто знает, кто его папа.
— А что же он пати все позакрывал? — спрашивает Виктор, натирая апельсиновой коркой себе ноги.

— А позакрывали, Вить, другие силы. Те, которые хотят на место министра сесть. Смотри, с каких слов в газетах статьи про драг-дилеров начинаются: «Министр внутренних дел сказал, что в Гоа больше нет наркотиков, а вчера силами драг полиции задержан крупнейший нигерийский драг-дилер с двумя граммами кокаина». Все статьи про арестованных драг-дилеров преподносятся в газетах в оппозит словам министра, что драг-бизнеса в Гоа нет. Все крупные драг-дилеры, ничего не боясь, под прикрытием этого сынули как работали, так и работают. А сюда сажают таких придурков, как мы. «Пойманы два крупных драг дилера по кличке Винни-Пух и мистер Бин», — улыбаясь, показывает Виктор на гуляющих по кругу грека Антонио и шотландца Джеймса.

— Интересные, Вить, в последнее время в газетах статьи выходят. Кто-то стал копать под самых влиятельных драг-дилеров. Со слов журналистов, их сейчас в Гоа всего трое осталось: Тамир, Аталло и Диди. Интересно, чем это закончится?
— Да ничем, Вась, заплатят журналистам, и перестанут писать. Все старые драг-дилеры ежемесячно шефу драг полиции деньги приносят, и наркотики сына министра продают. Кто же их осмелится тронуть? Змея не может кусать себя за хвост.
— Змея может кусать себя за хвост. Ладно, хрен с ней, с политикой! Как ты думаешь, Вить, можно ли местных ментов обдурить? Я, когда в Панджимской тюрьме сидел, предлагал мне Ашиш сдать какого-нибудь драг-дилера, обещал посодействовать с освобождением. Как ты думаешь, если я предложу сдать кого-нибудь, могут меня под залог выпустить, или нет?

— Сдавать, Вась, это нехорошо. Ссученные, они такие же, как пидоры, один раз согласился — значит, навсегда.
— Я и не собираюсь никого сдавать, надурить я хочу полицию. Меня только выпусти, я же сбегу в Непал сразу. Закажу себе новый загранпаспорт, есть у меня люди в России, сделают недорого. Другие друзья визу в индийском посольстве поставят. А третьи печати въезда и выезда из страны сделают. Выехать не проблема будет. Меня бы только выпустили бы.
— Кто же тебе, Вась, такому умному, поверит, ты ведь уже один раз посчитал ментов за дураков, — теперь здесь сидишь. Ты сначала сдашь кого-нибудь, а потом они подумают ещё,  выпускать тебя или нет. А могут ещё статью добавить просто чтобы посмеяться над тобой.
— Но ведь и тебе, Вить, и мне предлагали полицейские за тридцать штук баксов выйти отсюда.

— Это неизвестно ещё, — может, просто на деньги разводили.
— Ага, только Муртиняна выпустили, а мы здесь сидим. Вить, а если я им наживку на крючок покрупнее насажу? Если скажу, что есть в Гоа лаборатория по производству МДМА. Есть у людей МДМА на один миллион долларов.
— Да кто же тебе, такому умному поверит? Тут, в тюрьме, каждый второй мастак такие истории сочинять. Всем на волю хочется.

— Ну, тут, Вить, всё от меня зависит. Как врать складно буду, так и поверят. А выпусти меня, я через два дня перейду границу с Непалом, и покажу жопу голую Индии, как Рико когда-то сделал. И в гробу я её видел со всеми полицейскими и ссучеными драг-дилерами. Столько стран ещё прекрасных, в которых можно жить. Уеду во Вьетнам или Камбоджу, открою там на побережье ресторан, заново всё начну.

— Ты выйди отсюда сначала, мечтатель. Хрен тебе, кто про лабораторию и про лимон баксов поверит. Было бы такое, тебя давно бы выкупили отсюда, тысяч за тридцать. А ты — голодранец, такой же, как я и такой же, как все, кто сидит вокруг нас. Последняя надежда под кодовым названием «Тамир» рухнула, вот ты и забиваешь себе голову ерундой всякой. Ты себе мозг взорвешь бредом этим. Я понимаю, что к тебе девчонки твои приехали, вот и лезет к тебе в голову ерунда всякая о том, как побыстрее отсюда выйти.

— Василий, визит, — снова кричит охранник, открывая мне дверь.
— Вот. Иди, иди, Вась, лучше пообщайся со своими близкими. Может, поотпустит тебе голову ненадолго.
— Привет, девчонки! Как вы быстро загорели. Так не хочется о делах говорить, просто смотрел бы на вас, — говорю я, расцеловывая всех по очереди. Какие вы красивые у меня. Времени у нас всего пятнадцать минут. Самая важная информация у тебя, Лена, поэтому, ты первая рассказывай. Что Вова по моему поводу говорит?

— Козёл твой Вова. Никаких денег на адвоката он давать не хочет. А ведь когда тебя посадили, обещал пять штук баксов тебе передать. И в полицию вместе с сынком министерским боится пойти поговорить. А может, просто не хочет.
— Вот сука! Ну, что же мне тогда остается делать? Буду заниматься своим здоровьем и английским в ближайшие полтора года. Других вариантов нет. Тогда будем считать, что эта темя закрыта. Лучше расскажите мне, как вам тут отдыхается.

— Маме и Василинке замечательно. А я в Россию хочу, — грустно говорит Лена, опустив глаза. — Ничего, Василь, меня здесь не радует, ничем не хочу здесь заниматься, — ни пирожными, ни квасом, ничем. Будь она проклята, эта Индия. Рухнули у меня окончательно все иллюзии о Гоа. Ненавижу я теперь эту Индию, — почти плача говорит моя Лена. – Мы, наверное, побудем ещё пару месяцев и уедем. В рашке я хоть делать что-нибудь смогу, а здесь ничего неохота. Для кого тут, в Гоа, стараться что-то делать? Для тех уродов, которые сейчас нас окружают? Козлы одни остались здесь. Скоро в Гоа твой брат приедет. Он тут с твоей мамой ещё пару месяцев после моего отъезда побудет. И, я считаю, в школу Василинке ходить надо. Здесь годовую плату за школу с двух до пяти тысяч долларов подняли. У нас столько денег нет. Точнее, у нас сейчас нисколько нет.


— Лена, продай мой ноутбук, кондиционер, стиральную машинку, продавай всё, что можешь, и возвращайся в Россию. Я тебя понимаю. Когда-нибудь я обязательно отсюда выйду, и приеду к вам. Главное, ждите меня. Может быть и к лучшему, что вы уедете, а то у меня сердце разрывается на вас смотреть. Без вас мне проще продержаться здесь будет.
продолжение...

начало книги


приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html