суббота, 1 июля 2017 г.

ГЛАВА 33. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ТЮРЬМЕ.


Глава 33. Часть первая. В тюрьме.

Развалившись на ступеньках, я наблюдаю, как японец с непальцем гуляют в обнимку, словно муж и жена.

— Странные, Вить, всё-таки здесь в Азии понятия. У нас, в российских тюрьмах, всё намного жёстче. Здесь всем наплевать на твою сексуальную ориентацию, да и вообще, никто никаких выводов не делает, если двое мужчин, держась за руку, гуляют.
— Что, Вась, по кругу площадки не носишься? Успокоился немного? — улыбаясь, говорит Виктор, показывая на англичанина.

— Попустился немного, — смеясь, говорю я, наблюдая, как по площадке для прогулок с большой скоростью ходит наш шотландец Джеймс.
— Совсем недавно и ты с озлобленным лицом такие же круги нарезал во время прогулок.
— Хорошая сегодня погода, неохота мне по кругу ходить, можно и позагорать немного.

Мы валяемся на ступеньках перед камерой Виктора, и лениво наблюдаем за происходящим вокруг. После долгого пребывания в маленькой камере, любые новые для глаза действия притягивают внимание, как магнит.

— Как же, Вить, они похожи на обезьянок, — показываю я пальцем на группу молодых грабителей, которые сосредоточенно выковыривают вшей друг у друга из головы. Я много раз наблюдал, как это делают в природе обезьянки. Как бы тоже не подхватить вшей.
—А ты, Вась, не бойся, и всё будет хорошо. А будешь думать об этом, обязательно подхватишь.
— Ты, Виктор, как индус стал рассуждать, — возмущенно говорю я, рассматривая белые от грибка пятна на моих плечах. Я вот от грибка второй месяц лечусь. От этих обезьян подхватил. 

А ведь и не думал о нём совсем.
— А я тебе, Вась, рассказывал, что кровь во мне наполовину индусская течёт?
— Нет, это как это? Неужели родственники-индусы у тебя есть?
— Нет, родственников нет. Просто год назад торчал я здесь на наркотиках очень плотно. Юзал тогда всё подряд, и «кокос», и кислоту, и «димыч». На здоровье своё совсем внимание прекратил обращать, и поэтому подзапустил своё туловище. Питался плохо, и треснула у меня от этого прямая кишка, и пошло заражение крови. Чуть не помер я тогда. Положили меня здесь, в Гоа, в больницу на операцию, и сделали переливание крови. А кровь для меня пожертвовал какой то индус. Вот с тех пор во мне индусская кровь. Я действительно, Вась, после переливания на многие вещи по-другому смотреть начал. То ли от того, что одной ногой на том свете был, то ли мне информация какая-то с кровью передалась.

— По тебе, Вить, это видно. Я вот по оплёванному полу в тапочках хожу, и под ноги брезгую смотреть, а ты легко в плевки и сопли босиком наступаешь, и не задумываешься. И философия у тебя сейчас как у индуса: «Нет вчера и нет завтра, а единственное существующее время, — это только сегодня». Ты, наверное, Вить, знаешь, что в индийском языке нет слов «вчера» и «завтра». Есть только слово «сегодня».

— Конечно же, знаю. И, не только знаю, но и чувствую это, — смеётся Виктор, отрывая у только что пойманной мухи крыло.
— Смотри, вон и Бориш на солнышко вышел погреться, — показываю я на турецкого художника, похожего на Джона Леннона. — Привет, Бориш!
— Добрая водка! – отвечает, здороваясь с нами, вечно жизнерадостный, молодой турок.
— Что-то давно тебя не было видно.

—Я последнее время днём сплю, а ночью рисую, депрессия у меня. Целый месяц сижу уже, а дело моё совсем не двигается.
—Да ладно, прекрати, Бориш, депрессия у него. По твоей статье, за просрочку визы в полгода, никто ещё больше месяца не сидел.
— Всё равно страшно. Феликсу вон, три года за это дали.

— Ты себя с Феликсом не сравнивай. Во-первых, Феликс — негр. Их тут сотня в Гоа без виз живёт, во-вторых, у него три года как просроченная виза, и один побег из полиции. А тебя сегодня-завтра выпустить должны. Заплатишь штраф долларов триста, и выйдешь. Вон у Елисея тоже полгода просроченная виза была, и вдобавок побег из психушки, а заплатил штраф, — и выписали его на волю.

— Елисей — он сумасшедший, от таких судье проще избавится, меньше проблем будет. А я — нормальный, как мне кажется, — смеётся Бориш, сделав лицо, как у дебила. — Не нравится, что мой адвокат уже два раза в суд не являлся.
— Где же ты, Бориш, такого адвоката нашёл? — удивленно спросил Виктор, раздавив пальцем на полу приговорённую и обескрыленную муху.

— А мне Ашпак, мафиози ваш тюремный, телефон его дал. Он сказал, что это лучший в Гоа адвокат. Я последнюю тысячу долларов заплатил. А он месяц уже не появляется. Вот я и нервничаю оттого, что денег больше нет.
продолжение...

начало книги


приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html