понедельник, 26 июня 2017 г.

ГЛАВА 3. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 3. Часть вторая. На воле.

— Дымков, я же говорил тебе, что всё будет хорошо. Вот, держи отчёт за три месяца, а вот прибыль: десять тысяч баксов. По-моему неплохо, как считаешь?
— Десятка — это, конечно, неплохо, — ответил Дымков, сделав серьёзное и слегка недовольное лицо. Только она уйдёт «Самому». Ты, Вась, за три месяца зарплату шестьдесят тысяч рублей получил. «Самому» десятку вернул. А я что?

— А это тебе. Вот, как договаривались: десять процентов, откат от моей зарплаты, — улыбаясь, сказал я, доставая из кармана пакет с деньгами.
— Это уже лучше, — расплывшись улыбкой во всё лицо, ответил Дымков, убирая конверт к себе в стол. — Если, Вась, по деньгам всё, то расскажи, как там у тебя дела с Госнаркоконтролем?

— Да вроде всё уладили, а что это ты про них вспомнил?
— Да повадились они, Вась, последнее время с проверками клуб посещать. Нам-то бояться нечего, клуб с наркотиками дел не имеет. Я вот опасаюсь, как бы они «Хэмп» не прикрыли.
— А за что «Хэмп» прикрывать? У меня в магазине тоже наркотиков нет. Позади три месяца переговоров, вроде всё улажено. Пытались они нас «зажать» за пропаганду, но хорошо, что в городе у нас много друзей, поговорили за нас. Жаль, что символ марихуаны, семилистник, запретили в рекламных целях использовать.

— Во, бля, суки какие, — на вдохе сказал Дымков, затягиваясь только что прикуренным «косяком». — А как же, Вась, конфеты «Красный мак», это что, не пропаганда наркотиков?
— А мне в Госнаркоконтроле сказали, что конфеты с этим именем доживают последние дни. Говорят, уже в этом году будут называться не «Красный мак», а «Красная долина».
— Совсем с ума сошёл Госнаркоконтроль. Вместо борьбы с серьёзными наркотиками, занимаются какой-то ерундой.

— Да хрен с ними, с конфетами, с меня вот, Дымков, расписку взяли, запрещающую мне давать любые интервью без комментариев Госнаркоконтроля. Теперь ко мне приставили девочку с погонами, она должна тоже давать интервью, вместе со мной. Сейчас каждая статья в СМИ о нашем «Хэмпе» заканчивается её комментариями: «Госнаркоконтроль не может запретить продавать одежду, сделанную из конопли, так как она не содержит наркотических веществ, но молодежь должна понимать, что за этой одеждой кроется скрытая реклама наркотиков. И никакая это одежда не волшебная, просто частный предприниматель Караваев Василий, пользуясь дурной славой этого наркотика, наживает на этом свои грязные деньги».

— Вот же сволочи они какие, Вась. Алкашку с сигаретами рекламировать можно, а из конопли даже одежду пытаются прижать. Готовы всю страну споить, лишь бы народ был тупой, как стадо. Ты только, Вась, посмотри на их рожи, — возбуждённо сказал Дымков, показывая в окно на группу молодых людей, распивающих пиво возле входа в клуб.
— Да..., лицами сложно назвать эти рожи. Интеллектом не обезображены. Им бы выпивку достать после работы, да морду кому-нибудь набить. Другого желания в их взглядах я не вижу.

— Это точно…, — после долгой паузы добавил Дымков, доставая из пакетика ароматную конопляную шишечку.
– Хорошо, Дымков, что за нас с Госнаркоконтролем поговорил Лисюцкий. Если бы не его авторитет, нам бы не разрешили торговать «хэмпом».
— А откуда ты, Вась, знаешь Лисюцкого? И расскажи-ка поподробнее, как тебе удалось с ним на приём к начальнику ГНК попасть! — снова сев в кресло, спросил Дымков, протягивая мне выпотрошенную и подготовленную для марихуаны папиросу.
— Лисюцкого Константина Сергеевича я знаю уже давно. Умнейший человек, профессор, открывший в нашем городе кафедру психологии при Госуниверситете. Когда-то, он был моим преподавателем в институте.

В свое время он написал  несколько книг о наркомании и наркозависимости. Уже много лет он активно борется с тяжёлыми наркотиками, открывая по городу бесплатные центры психологической поддержки бывшим наркоманам. Когда я был студентом, он как-то пригласил меня посмотреть, как он работает с наркоманами в одном из таких центров психологической помощи. Удивительные вещи он показал мне тогда. Практически с того света ему удавалось возвращать конченых наркоманов, в состоянии транса внушая им желание жить, и радоваться жизни без наркотиков.

Он реально, от всей души помогал людям, и делал всё это за копеечную зарплату, отдавая каждому немного сердечного тепла. Я в то время возил из Польши китайские магнитолы. Захотелось мне тогда тоже чем-нибудь помочь людям, подарил я один магнитофон их центру. В те времена из государственного бюджета на такие социальные проекты совсем мало денег выделялось. Лисюцкий владеет уникальной техникой гипноза. Как он говорит, бросить употреблять наркотики — это не самое главное, для этого всего лишь неделю нужно переболеть. А вот снова не начать их употреблять — эту силу воли надо иметь, а она у наркоманов совсем отсутствует.

Вот воспитанием этой силы воли и занимается Константин Сергеевич. Приходят к нему бывшие наркоманы в сложные для них периоды жизни, о проблемах своих рассказывают. Он их всех внимательно выслушивает, а потом в трансовое состояние вводит, и в этом состоянии даёт им установку на счастливую жизнь без наркотиков. А чтобы человека в транс ввести, нужно, чтобы он в этот момент слышал специальную релаксирующую музыку. Короче говоря, оказался к месту мой подарок. Лисюцкий тогда и сказал мне: «Будут какие проблемы — звони в любое время. Помогу, чем смогу».

— Интересно, Вась, а как же это твой профессор, борец с наркотиками, согласился нашему «Хэмпу» помочь? Марихуана, вроде бы, по закону, наркотиком считается.
— Так Лисюцкий, в отличие от Госнаркоконтроля, прекрасно понимает разницу между тяжёлыми и лёгкими наркотиками. Я с ним разговаривал, и он считает, что в марихуане вреда меньше, чем в алкашке или табаке. Опасаться надо героина и кокаина, как и их производных, остальное всё — игрушки.

— Интересно, Вась, и как же он убедил полковника Госнаркоконтроля разрешить нам продавать «Хэмп»?
— О, это натурально цирк был. Если у тебя есть время послушать, то могу рассказать.
— Времени, Вась, у меня, как обычно, нет, но про твой поход в Госнаркоконтроль послушать интересно.

— Приехали мы с Лисюцким в ГНК, заходим, значит, в кабинет к полковнику, а там — целое совещание происходит. Сидят менты с красными от похмелья рожами, боржоми пьют и рассуждают, как наш магазин запретить. Не ожидали они, что я с Лисюцким приеду. Полковник, как нас увидел, аж с места подскочил: «Здравствуйте, Константин Сергеевич, не ожидали мы вас здесь увидеть. Как же нам вас понимать? Вы – главный идеолог борьбы с наркотиками в нашем городе, пришли сегодня «этого» защищать?» И показывает на меня пальцем. А Лисюцкий ему и отвечает: «Что же плохого сделал Василий? Наркотиками он не торгует, он, можно сказать, на нашей стороне». «Это как же нам вас, Константин Сергеевич, понимать?», — делает удивленно-глупое лицо полковник.

«А что же вы, товарищ полковник, так удивляетесь? Вы же видели рекламные баннеры по городу с рекламой «Хэмпа»? Видели, какой у них слоган там написан?». «Мы, вообще-то, Константин Сергеевич, и собрались тут обсудить, является ли «Хэмп» пропагандой наркотика конопли», — отвечает ему полковник, тыкая пальцем в лежащую на столе газету с моей фотографией и заголовком: «Как частный предприниматель Караваев стал торговцем конопли». «Так зря вы, товарищ полковник, их слоган не читали. А написано у них там: «Хэмп»… и никакой зависимости».

Известно ли вам, к примеру, как чаще всего среднестатистический молодой человек становится наркоманом?» — спросил его Лисюцкий, но, не дождавшись ответа, сам стал ему объяснять. «Обычно, молодой человек решается попробовать запрещённый наркотик потому, что в его среде это считается «круто». Он уже не ребёнок, и этим он доказывает, что уже взрослый, и не боится наказания. «Я тоже хочу быть крутым» — заявляет окружающему миру молодой человек, пробуя первый раз покурить «травку».

И вот, благодаря нашему «предпринимателю Василию», у молодого человека появляется прекрасная альтернатива быть крутым, не используя наркотиков. Одев одежду, сделанную якобы из наркотика, молодой человек автоматически присоединяет себя к лагерю «крутых, взрослых и продвинутых». Для него уже отпадает необходимость доказывать перед сверстниками свою «крутизну», куря эти самые наркотики. Не все же хотят в молодости наркоманами стать, а «крутыми» всем хочется быть. Сейчас же, почти каждый главный герой современных фильмов или книжек хоть раз, да появляется с косячком «травки». Иначе, какой же он «крутой»? Таковы реалии современной жизни».

«Да, есть доля истины в ваших словах, Константин Сергеевич. Если бы вы не пришли, запретили бы мы торговать этой одеждой вашему протеже», — усмехнувшись, сказал полковник, с лёгким презрением посмотрев на меня. «Но, коли вы сегодня к нам пришли, дайте, Константин Сергеевич, свою оценку нашему новому проекту». «Хотим», — говорит полковник, — «мы через Думу законопроект протолкнуть. Хотим, чтобы все студенты, поступающие в ВУЗы, анализы на наркотики сдавали. А у кого в крови наркотик найдут, — чтобы гнали в шею, нечего им высшее образование получать. Как вам нравится наша задумка?».

Лисюцкий от удивления даже рот открыл. Говорит полковнику: «Это же нарушение прав человека». А полковник ему отвечает: «Какие на хрен права человека, нечего церемонится с наркоманами. Вы же сами, Константин Сергеевич, в ваших книжках пишите о вреде наркотиков, вот и бороться нужно с этим злом любыми способами. А права человека никуда не денутся». Лисюцкий не стал спорить, многозначительно добавил: «Ну-ну, посмотрим, что из этого выйдет». Выйдя из ГНК, мы сели в мой джип, и сидели какое-то время молча.

Я достал свою амстердамскую трубочку, и положил в нее щепотку моей травы. «Не хотите ли попробовать, Константин Сергеевич, я сам выращивал этот сорт марихуаны. В Канаде, в Калифорнии, в Израиле, и в некоторых европейских странах её в аптеках продают, считается медицинской марихуаной». И знаешь, Дымков, что мне он ответил? «Я», — говорит, — «крайне редко, но позволяю себе с хорошими людьми покурить». Сделав по затяжке гидропонной травы, мы откинулись в креслах и стали обсуждать компанию молодых людей, которые, проходя с бутылками пива в руках мимо моей машины, вульгарно матерились. Их лица не выражали ничего, да и лицами их было назвать сложно.

Это были рожи, точь-в-точь такие же, что сейчас пьют своё дешевое пойло, за окном, напротив входа в твой клуб. Сейчас они, Дымков, допьют его, и пойдут в клуб, рушить кому-нибудь мозги. Покурить траву для Лисюцкого не вопрос «нравится — не нравится», не вопрос душевной беспомощности, не вопрос заигрывания с такими анархистами, как я. Для него это вопрос понимания того, что мир, в котором мы все живем, не прост... Для него покурить со мной травку —  это возможность понять причинность душевных движений, способов спасения и гибели...

— Что ты, Вась, про клуб начал говорить? Чем закончился твой разговор с Лисюцким? – перебил Дымков мою мысль, улетевшую в сторону.
— Так вот, знаешь, что мне сказал Лисюцкий? «Хорошее дело ты задумал, Вася. Если благодаря «травке» хоть кто-нибудь откажется от алкоголя, и будет использовать для расслабления марихуану, то мир изменится только к лучшему. Многим людям «травка» помогла отказаться от ужасной привычки напиваться до свинского состояния каждый день.

Многие, благодаря «травке», перешли с тяжёлых наркотиков, на менее вредную марихуану. Многие люди, потихоньку покуривая травку, ведут социальный образ жизни и занимаются своими делами. А самое главное, что все, кто бросил пить, сменили круг общения. Раньше все разговоры у пьющих людей о делах, о водке и о проститутках, а сейчас эти люди в кино ходят, книжки читают. Они словно чище и духовнее стали. Жалко, что в Госнаркоконтроле этого не понимают. Ты же сам только что видел, как они с наркотиками борются. Для них всё одно, что героин, что марихуана. Все наркотики в одну кучу сгребли.

А как молодежь на это реагирует? Без достаточной информации молодой человек что думать начинает? Что, если марихуана и героин одно и то же слово «наркотик», то можно и героином побаловаться. Так и подсаживаются на тяжёлые наркотики новое поколение. Посмотрим, Вась, что из твоего «Хэмпа» выйдет. Лично я, как профессор психологии, не вижу никакой угрозы обществу от твоего проекта».

— Тебя, Вась, если не остановить, ты весь день будешь рассказывать, — прервал мой рассказ Дымков. — Что же, молодец твой Лисюцкий, редко таких умных людей повстречаешь. Всё, иди, Вась, «Хэмпом» занимайся, а то у меня ещё куча дел. Спасибо за хорошую работу, сегодня передам «Самому» деньги и про Лисюцкого ему расскажу.




приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html