пятница, 30 июня 2017 г.

ГЛАВА 26. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 26. Часть вторая. На воле.

— Ты чего не танцуешь, Дэн? Смотри, красота какая вокруг, жасмин цветет, небо звёздное, полная Луна отражается в озере, как в зеркале. Лучшие трансовые ди-джеи играют сейчас специально для нас. А самое главное, — ни одного туриста, вокруг одни только друзья. Что ещё можно желать? Может, тебе ещё дорожку МДМА насыпать?

— Нет, спасибо Вася, я и так уже сильно обдолбанный, не могу понять, где светлячки, а где звезды. Всё плывет и танцует перед глазами. Деньги у меня закончились, не знаю что делать. В рашку возвращаться неохота, да и денег на билеты нет.
— Дэн, очнись, мы в Азии, тут деньги появляются тогда, когда они тебе действительно нужны. Не грусти, если тебе очень нужны деньги, я помогу тебе заработать. Помнишь, к нам Серёга из Москвы приезжал, он ещё у нас полкило чараса покупал?

— Да, помню, он, вроде бы, засунул его в банку с индийским медом и почтой отправил.
— Так вот, всё у него получилось. Заработал он тогда за раз пять тысяч долларов. Получил я от него вчера письмо. Хочет он, чтобы я ему ещё два килограмма отправил. Половину денег он мне завтра высылает, если хочешь, можешь взяться за это дело. Прибыль пополам. Я посылку подготавливаю, а ты отправляешь. По пятьсот баксов заработаем. Неплохое предложение?

— Да, работа не пыльная, ты опять выручаешь меня, — радостно улыбается Дэн, наливая себе ром в колу. Мне одному этих денег до Гоа вполне хватит. А там я легко заработаю.
— Вот видишь, как в Азии все происходит, а ты переживал. Пойдем лучше в бассейн купаться.

Залпом выпив свой ром, Дэн с криком: «Я люблю тебя, Азия!», прыгает прямо в одежде в воду, обдав всех танцующих фонтаном брызг. Интересно, кому пришла в голову идея построить бассейн в форме головы Микки-Мауса, с искусственным водопадом, здесь, на берегу озера, в Непале? Наверняка, какой-нибудь американец вложил свои деньги, и бросил всё с началом революции.

— Лис, как тебе пати? — кричу я контрабандисту с Украины, крутящему горящие пои.
— Просто супер, сегодня на пати собрались все туристы Покары, все пятнадцать человек, — громко смеется Лис, не переставая крутить огонь. — Я люблю непальскую революцию, посмотри, Вась, вокруг нас одни психоделические драг-дилеры и контрабандисты, даже не верится, что аренда этого места стоит всего двадцать баксов за ночь. Нигде больше нет таких мест, чтобы можно было провести пати стоимостью всего в двадцатку.

— Молодец ты, Лис, что огнём заморочился, сколько же ты свечек сегодня принес?
— Сейчас по периметру бассейна сто восемь штук горит. Но, у меня ещё столько же в рюкзаке лежит. Ты же знаешь, Вася, я люблю огонь. Сегодня — самое красивое пати, которое когда-либо я видел в Непале.
— По- моему, ты сглазил, — говорит вылезший из воды Дэн, показывая на двух приближающихся полицейских.
— Ничего не сглазил, пошли их, Вась, куда подальше, мы неприкасаемые, мы туристы.

Обойдя взглядом все танцующих, полицейский подходит к Андрюхе, только что раскурившему чилум.
— Вот из зис*? – спрашивает один из них, показывая пальцем на чилум.
— Проваливайте отсюда, ит из май релиджион*, бум Шива, бум Шанкр, бум, — гордо произносит бывший адвокат Андрюха, выдохнув дым прямо в лицо полицейскому.
— Ок, ок, донт ворри, энджой, релакс*.

— Эх, если бы русские менты были бы такими послушными, я бы, может, и адвокатское дело не бросил бы.
— Смотри, Дэн, какие девчонки у нас красивые, — показываю я на танцующих в купальниках Лену и Илку. Ничто не украшает девушек так, как МДМА. Взгляд становится блестящим, и слегка похотливым. Движения в танце раскрепощаются, и, кажется, что они не танцуют, а занимаются любовью с невидимым партнером. Невозможно отвести взгляд от наших красавиц.

— Вась, а не опасно отправлять посылку отсюда? — снимая мокрую одежду, спрашивает Дэн.
— Вон видишь, Илка в воде танцует? Она, месяц назад, своей бабушке в рашку полкилограмма отправила. Иди, с ней пообщайся. Смотри, кстати, какой у нее взгляд похотливый, по моим расчетам у нее за весь сезон ни одного жениха не было, — подмигиваю я, толкая Дениса в воду.

— Я люблю тебя, — кричит моя Лена, стараясь перекричать музыку из колонок.
Страстно поцеловав меня в губы, она хватает меня за руку, пытаясь утянуть меня в сторону кукурузного поля, граничащего с бассейном.
— Дорогой, милый, я хочу тебя, возьми меня здесь, я с ума сойду, если ты меня сейчас не возьмешь.

Углубившись на несколько метров в кукурузное поле, мы срываем друг с друга одежды, не прекращая целоваться. МДМА так усиливает наши чувства, что мы оба стонем во весь голос. От каждого прикосновения, каждого поцелуя, мы испытываем оргазмическое ощущение, похожее на разряды тока. Кажется, что окружающий мир просто растворился. Нет ничего, кроме любви, время остановилось, только мы вдвоём сейчас находимся во Вселенной. Мы, как Адам и Ева, абсолютно голые, одни под полной Луной, познаем сладость запретного плода. Остановится невозможно, наши тела двигаются под трансовую музыку, и, кажется, что непрекращающийся оргазм длится целую вечность.

— Так не бывает, мы, наверное, в раю, — шепчет мне на ухо Лена, обхватив крепко обеими руками.
— Пойдём к бассейну, нас, наверное, уже потеряли. Неужели, всем сейчас так же хорошо, как и нам? Пойдём скорее в бассейне купаться.
Подойдя ближе к воде, мы видим, что никто не танцует, у всех испуганные, серьёзные лица.

— Дэн, что тут происходит, что за суета?
— Лис попытался себя поджечь.
— Как это так?
— А вот так, иди, сам с ним поговори. Видишь, его обожжённое лицо Илка водкой протирает.
— Лис, что с тобой? — спрашиваю я, присев рядом на корточки.

— Опять я бэд трип с кислоты отловил, видимо четыре капли многовато для меня. Кручу я горящие пои, танцую, и вдруг — весь мир растворился, остался один огонь повсюду. И, вдруг, из огня появляется богиня Кали, подходит ко мне и говорит: «Ты должен сгореть сейчас в огне, чтобы заново родиться очищенным». Говорит мне, что если я себя не подожгу, то он прикажет вам меня сжечь. Вот я и начал себя поджигать. Опомнился только, когда у меня огонь отобрали.

— Оказывается не всем так хорошо, как нам, — испуганно шепчет мне на ухо моя Лена.- Пойдём чего-нибудь выпьем, надо отвлечься от этого ужаса.
— Давно я не пил, но, по-моему, сейчас самое время.
— Начинает светать, пришло время бухать, — пытаясь разрядить обстановку весело кричит Алекс Никарагуа, продолжая пританцовывать с большой бутылкой рома в одной руке и бутылкой кока-колы в другой.

— Наливай, Никарагуа, а то «димыч» отпускает, праздник заканчивать неохота, да ещё этот Лис, tomorrow never come*.

После выпитой бутылки, наконец-то, удаётся забыть про Лиса.
— Скажи, Алекс, а почему тебя все Никарагуа называют? — спрашивает моя Лена, незаметно под столом засунув свою руку мне в шорты.

— Потому, что лет десять назад пытался я Никарагуа покорить, слышали про такую страну?
— Ну и как? Получилось? — спрашиваю я, стараясь всем видом не выдавать действия, происходящие под столом.

— Даже не знаю, получилось или нет. Мой отец тогда по контракту руководил разработкой каких-то ископаемых в Никарагуа. Ну, и меня с собой взял. Платили, в принципе, неплохо, но я быстро понял, что не тем мы занимаемся. У них, в Никарагуа, тогда проблема с питьевой водой была. Разные международные фонды деньги выделяли на разработку водяных скважин, чтобы бедные никарагуанцы от жажды не померли. И копали эти скважины местные рабочие, почти вручную, года два-три. А платили за такую скважину из фондов, под четверть миллиона долларов. Поездил я по их свалкам, и нашёл старую русскую бурильную машину. Ржавую, без двигателя, без колес. Купил я её за копейки, восстановил и начал бурить.

А скважины эти в два раза дешевле продавать стал. Денег сразу появилось немеряно. И, как только накопил я на своём счету первый мой миллион долларов, пришли ко мне домой спецслужбы никарагуанские и сказали, что двенадцать часов у меня есть, чтобы покинуть страну живым и здоровым. А про счет в банке посоветовали забыть побыстрее. В Никарагуа кокаиновые короли у власти, и с ними спорить совсем неохота. Вот, с тех пор я и стал Алекс Никарагуа. А по приезду на Родину сдал я свою квартиру, и уехал жить в Гоа. Больше я работать не хочу. Я лучше до конца жизни плясать буду.

— Что вы, сладкая парочка, под столом всё руками шебуршите, давайте ваши стаканы. Я вам рому ещё налью, — резко прервал свой рассказ Алекс, не желая вспоминать про потерянные деньги.

Алкоголь приятным теплом раскатывался по моему телу, смешиваясь с химическими вибрациями любви. Моё восприятие окружающего мира плавало, алкоголь помогал мозгу забыть все неприятные моменты реальности и погружал в иллюзию блаженства, где, кроме любви, не было ничего. Где-то глубоко сердце и разум пытались подсказать мне, что что-то не так, что кроме любви есть ещё и реальность, жестокая реальность окружающего мира. Но, алкашка заглушала эти слабые сигналы, пытающиеся пробиться сквозь вибрации синтетической любви.
­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­____________________________________
*Вот из зис? — Что это такое?
*Ит из май релиджион — Это моя религия.
*Ок, ок, донт ворри, энджой, релакс — Ок, ок, не волнуйтесь, наслаждайтесь, расслабляйтесь.
*Tomorrow never come — Завтра не наступит никогда.

 продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html