пятница, 30 июня 2017 г.

ГЛАВА 22. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ТЮРЬМЕ.


Глава 22. Часть первая. В тюрьме.

— Привет, Илка! Как же я рад тебя здесь видеть. Из всех моих друзей ты первая, кто отважился меня навестить. Почему-то все мои друзья, как огня, боятся тюрьмы. Видимо, думают, что если они курят чарас, то их сразу же здесь рассекретят и посадят рядом со мной.

— Привет, Вася! — целуя меня в щеку, говорит настоящая гоанская фричка.
Длинные, светлые дреды, стянутые в толстый пучок, татуировка на плече, модная гоанская трансовая одежда. Охранники с любопытством рассматривают странную белую девушку, осмелившуюся прийти в тюрьму.

— Эх, Вася, Вася, как же ты сюда угодил? Ты же ничего не продавал последний год, объявил всем, что теперь занимаешься только легальным бизнесом и угодил в тюрьму. Как это понимать?

— Подставили меня. Пришли домой полицейские, принесли 20 грамм МДМА. Дорогу я им перешел. Или, видимо, догнала меня моя карма за какие-то старые долги. Вот, отрабатываю сейчас.
— И как долго ты её собираешься отрабатывать?

— Не знаю, прокурор хочет от десяти до двадцати. Адвокаты успокаивают, что через полгода после получения экспертизы, подтверждающей, что у меня наркотик, должны меня выпустить. Вот, только эта экспертиза раньше, чем через восемь месяцев, ещё никому не приходила.

— Я смотрю, ты тут не унываешь, — улыбаясь говорит Илка, трогая мой бицепс. — И вообще ты прекрасно выглядишь.
— Нельзя мне тут унывать, с ума можно сойти. Не поверишь, времени на всё задуманное не хватает. Весь день гимнастика, английский, шахматы, книги. Всё, о чем только мечтал, сейчас воплощаю. Все мечты в Индии сбываются. Вот сбросил двенадцать килограмм лишнего веса уже.

— А у вас что, тут и спортзал есть? — с удивлением спрашивает Илка, сделав смешные круглые глаза.
— Я сам себе спортзал в своей камере сделал. Связал тряпками три двухлитровые пластиковые бутылки. Получилась неплохая гантеля на шесть кг. Каждой рукой с этой гантелей я 6 тонн ежедневно поднимаю, отжимаюсь сто пятьдесят раз каждый день, посмотри, какие бицепсы у меня уже, — задрав рукав, я показываю ей свою руку. — Никогда в жизни у меня ещё не было таких мышц.

— Молодец, ты нигде не пропадёшь. Если ты в Азии смог шесть лет прожить, то для тебя год в тюрьме плёвое дело, всё у тебя, Вась, будет хорошо.
— Спасибо тебе, Илка, за поддержку. Только очень бы хотелось пораньше выйти. Сама-то долго ещё в Гоа будешь?
— Не знаю, может быть месяцок побуду, а потом на север, в Гималаи, поеду. Там меня жених израильский ждёт.

— Значит, и твои мечты сбываются. Нашла ты себе жениха иностранного, не прошло и пяти лет. Кстати, Илка, ты мне неделю назад в эротически-поучительном сне снилась.
— Вася, ты как всегда в своем репертуаре, даже в тюрьме о сексе думаешь. Рассказывай, что ты вытворял во сне своём, — улыбаясь, говорит Илка.

— Снится мне, значит, наш первый арамбольский дом. Помнишь, в первый год мы жили в доме, где четыре комнаты на нашем этаже было? Вот снится мне, что спим мы мы с тобой в одной комнате, но на разных кроватях. А в соседней комнате – моя Лена Василину спать укладывает. Ты уже спишь, а я все ворочаюсь, никак уснуть не могу. И вдруг, ты во сне плакать начала. Как ребёнок плачешь. Ножками сучишь, а проснуться не можешь. Я кричу тебе: «Илка, прекрати, Василину разбудишь!». А тебе, видимо, страшный сон снится, и никак ты не проснёшься. Подхожу я к тебе, беру за руку, глажу, успокаиваю.

И вдруг, ты меня как обхватишь руками за шею, и к себе в постель! Смотрю я, а ты под простынёй голая совсем. Не успел я глазами моргнуть, как ты уже меня и ногами обхватила, да так ловко, что я сразу в тебе оказался. И, как только я вошёл в тебя, открывается дверь, и заходит моя Лена. И, в этот самый момент, ты просыпаешься, и начинаешь меня отталкивать. Смотришь снизу на меня и серьёзно так говоришь: «Ты чего это, Вась, здесь делаешь? Ты что, с ума сошел, ты воспользовался тем, что я сплю?» И Лена смотрит осуждающим взглядом на меня. Я пытаюсь оправдываться, говорю, что, мол, и не думал ничего делать, что, мол, ты меня во сне совратила. А сам всё ещё в тебе нахожусь. Понимаю, что не поверите ведь, что все произошло случайно. Так и проснулся я с чувством вины и с мокрым пятнышком на трусах.

— Да, поучительный сон. И к Фрейду ходить не надо, — смеясь, говорит Илка, по-дружески обняв меня за плечи. – Видимо, давно у тебя секса не было.
— У вас осталось пять минут, — прерывает наш разговор охранник, показывая на часы.
— Слушай, Илка, помощь твоя нужна. У нас тут иранец, Дэвид, может в трусах чарас в тюрьму проносить. Он раз в неделю в госпиталь ездит, там его дружок навещает. Если бы ты ему пару тол передала, то у нас была бы курёха. А то вечерами совсем тоскливо бывает.

— Я попробую. Давай номер его телефона. Только, как же вы тут курите?
— Как всё в тюрьме: один на шухере, двое курят. А ещё я тут табак научился жевать. Все индусы его любят. Никогда бы раньше не подумал, что буду это делать. Кладешь на ладошку табак, пак-пак он называется, втираешь в него чуну и засыпаешь за губу. Жжёт жутко, и кожа потом от внутренней части губы большим куском отваливается.

— А эффект какой? Неужели так хорошо, что готов жжение терпеть?
— Да нет почти никакого эффекта. Вспомни свою первую сигарету, помнишь, как слегка голова кружилась? Вот, и от жевания такой же эффект, длиной минут пятнадцать.
— Но, ведь больно же губу?
— Нет, Илка, это не боль. Боль здесь, — показываю я кулаком на сердце. — Главное преимущество этого табака в том, что жжение хоть ненадолго помогает отвлечься от этой большой боли.

 продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html