пятница, 30 июня 2017 г.

ГЛАВА 22. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 22. Часть вторая. На воле.

— Скоро Новый Год, Вась, можешь мне две дредины заплести? — спрашивает меня Илка, выкладывая на стол розовый миксинбол* и элегантный, недавно купленный чилум.
— А что это ты, вдруг, решила? Неужто, фричкой задумала стать? Не будешь потом жалеть-то? У тебя красивые, светлые волосы, а дреды ведь только выстригать потом, они ведь не распутываются никогда. Тебя же в рашке на приличную работу не примут с ними.

— Ты прямо как отец, нравоучения ещё начни мне читать. Не хочу я в рашку больше возвращаться, мне здесь больше нравится. Что меня там ждет? Скучная работа в офисе и никакой личной жизни? Или же интересная работа, за которую обычно платят копейки. И русский муж-тиран, способный меня содержать и с которым абсолютно не о чем говорить. А я молодая, красивая, хочу для себя пока пожить. Сегодня пати хорошее намечается, не хочу я больше на туристку похожей быть.

— Ну, садись тогда, молодая, красивая, буду тебе первые твои дреды заплетать. Коль ты в социум возвращаться не хочешь.

Мы сидим в моём ресторане, попивая соки и подготавливая нашу Илку к вечернему выходу в люди. Со второго этажа открывается прекрасный вид на арамбольский пляж. Солнце неторопливо приближается к линии горизонта, напоминая ночным жителям, что пора просыпаться. Сотни людей, почувствовав приближение вечерней прохлады, начинают подтягиваться на пляж чтобы посмотреть, как горящий огромный шар, остужаясь, опускается в море.

Дневная жара спала, и уже не нужно искать тень. Кто-то крутит пои*, кто-то подготавливает шест, поливая его концы керосином, чтобы исполнить свой танец с огнем после захода Солнца. С разных сторон раздаются завораживающие звуки барабанов. Из некоторых ресторанчиков слышится трансовая музыка. Несколько йогов медитирует в позе лотоса. Любители китайской гимнастики  тай-чи, плавно выполняют свои движения возле самой кромки воды. Многие сидят небольшими группами, передавая из рук в руки дымящиеся чилумы.

Несколько русских туристов, удобно расположившись в моём ресторане не матрасиках, неторопливо попивают свежевыжатые соки. Почему, интересно, в России не прижилась эта традиция полулежачих заведений с низкими столиками? Ведь полулежа намного удобнее проводить время, поедая разные вкусности. Заплетая Илкины дреды, я любуюсь, как моя дочка играет на берегу, выстраивая куличики их песка. Иногда тёплая и ласковая волна доходит до её песочных замков, и Василинка смешно злится, пиная своей маленькой ножкой воду.

— Мне бы такое детство и такого папу, — улыбаясь, говорит Илка, наблюдая за Василиной. Почему я не родилась в Гоа?
— Если бы можно было выбирать, я бы тоже выбрал детство на море. Я постараюсь сделать все, чтобы она выросла в Гоа. Отправлю её здесь в детский сад. Затем в школу. Пусть с детства привыкает к свободе. Ты заметила, какие в Гоа дети? Открытые, искренние, легко идущие на контакт. Я же в детстве жутко стеснялся знакомиться с незнакомыми мне людьми. У нас, в России, почти все родители озабоченные, нервные, и дети у них такие же. Без присмотра в песочнице оставить нельзя, могут совочком по голове дать.

— Вась, смотри, что это? — вдруг серьёзно говорит Илка, показывая пальцем на шумную группу маленьких индийских детей. — Чем это они играются?
 В нескольких метрах от нашего Хэмпа, я вижу, как маленькая, чумазая девочка лет пяти, привязав веревку к ноге мертвого поросенка, бегает, волоча его за собой по пляжу. За ней, весело смеясь, бегут ещё пятеро таких же индийских детей пляжа.

— Дико, конечно, смотрится. Но, видимо, другое у них отношений к смерти.
— А что ты хотела, если Шива, бог смерти, — у них главное божество. Мертвый поросенок для них всего лишь игрушка.

— Здорова, психоделическая братва, — улыбаясь, говорит Денис, поднимаясь в ресторан.
— Как жизнь гоанская, Дэн?
— Прекрасно, если не думать, что деньги заканчиваются. Как подумаю, что в рашку возвращаться нужно, мне аж плохо становится.
— Да кто же тебя заставляет возвращаться? Посмотри на счастливых людей на пляже. Большинство из них сделало свой выбор — остаться здесь. Что ты, хуже их что ли? Сегодня на Керим-бич пати будет, пойдем с нами, я покажу, как деньги здесь зарабатывать можно.

Сменив на своем посту солнце, на небе появляется полная Луна. Все небо густо усыпано яркими звездами. Из-за скал начинают доноситься трансовые биты. Видимо, не просто так заведено индусами: собираться в полную Луну, чтобы в танце восхвалить богов. Самые лучшие пати почему-то бывают в полнолуние. Мы сидим, полулежа, в ресторане, дожидаясь, пока подтянутся ещё несколько русских туристов, остановившихся в моём доме.

— Ну что, Илка, готовы твои первые дреды. Может, по дорожечке МДМА — и в путь? — предлагаю я, посматривая на часы.
Высыпав на железный поднос грамм «димыча» я делаю пластиковой карточкой восемь равных дорожек. Скрутив из стодолларовой купюры трубочку, я занюхиваю сразу две.
— Кто хочет, присоединяйтесь, — передаю я поднос в сторону Дэна.

Ужасно щиплет в носу, но я готов терпеть, — потому, что в этом способе употребления есть свои плюсы. Если проглотить МДМА, то эффект наступает плавно, без каких-либо неприятных ощущений, но — только через полчаса. Если же нюхать, то уже через несколько минут в голове резко происходит взрыв. Вот этот взрыв я и хочу ощутить сейчас. Откинувшись к пальме, торчащей в середине ресторана, я начинаю чувствовать, как мгновенно пропадают ненужные мысли.

Краски окружающего мира, слегка размазываясь, насыщаются яркостью, и все вокруг начинает окутываться энергией любви. Вселенская любовь ко всему миру нежно забирает меня. Чувство любви и гармонии так сильно переполняют меня, что я не могу позволить себе даже поссать в море. Оно же живое, в нем плавают живые существа. Я не могу оскорбить его таким поведением. Хочется делиться этой любовью со всеми. Хочется спасти весь мир.

Закрыв ресторан, мы веселой толпой идем в темноте по берегу моря на звуки волшебной музыки. Руки уже непроизвольно танцуют в такт доносящегося звука. Сотни киловатт трансовой музыки пробиваются из-за скал, заставляя нас ускорить шаг. Сегодня фуллмун*. Поэтому Луна, тоже пританцовывая, освещает нам дорогу. Один час волшебного пешего пути, и мы оказываемся на маленьком, нереально красивом пляже, окруженном со всех сторон высокими скалами.

Флюоресцентные батики, светясь в темноте, создают впечатление, что мы на другой планете. Повсюду горят керосиновые лампы, на которых индусские бабушки готовят чай. Вокруг них, на циновках, небольшими группами, общаясь, сидят люди. Заняв одну из таких циновок, недалеко от танцпола, мы делаем привал, чтобы отдохнув немного, ворваться в толпу танцующих. С полсотни красивых людей отбивают ногами ритм, исходящий из огромных колонок.

— Пойдем, Дэн, потанцуем, заодно и познакомимся с какими-нибудь туристами.
 Туристов немного, всего процентов двадцать, остальные все знакомые лица. За пультом шаманит Тамир.
— Как ему удаётся собрать столько красивых людей? — спрашивает меня Дэн, снимая мокрую от пота рубашку.

— А он, в отличие от других ди-джеев, лично раздает пригласительные флайеры. Ходит по пляжам, по Найт маркету, по местам, где тусуются фрики и прочий нарядный люд. Знакомится, и раздает свои флайеры. Смотри, Дэн, группа туриков идёт неприкаянно. Пойдем знакомиться, — предлагаю я, направляясь в их сторону.
Трое немолодых парней и две симпатичные девушки, попивая ром с колой, скучно сидят на циновках.

— Можно к вам подсесть? — спрашиваю я, подойдя поближе.
— А чего же нельзя, здесь нет частной собственности. Садитесь, — отвечает, отодвигаясь, парень в светлых, коротких шортах. — Я так понял, по вашему внешнему виду, вы тут местные. А с местными нужно дружить. Давайте знакомиться, меня Александром зовут, — улыбаясь, сказал парень, явно посещающий несколько раз в неделю спортзал. – А скажите нам, приезжим, что здесь происходит такое? Много раз мы бывали на разных дискотеках, по всему миру, но такую нарядную публику первый раз видим. И музыка, совсем не похожая на хаус, который в клубах играет. Кстати, хотите рома с колой, — говорит нам Александр, протягивая большую бутылку, купленную в дьютифришном магазине.

— Не, спасибо Александр, мы не пьем, мы лучше чай закажем, — говорит Дэн,    доставая из сумки чилум, сафи и миксинбол.
— И как же у вас без алкоголя так получается, вы же даже сидя пританцовываете. Мы вот без алкашки никак смелости не можем набраться, чтобы выйти и поплясать.

— А нам, наоборот, алкоголь мешает, неинтересно на низких контурах восприятия находится.
— Это как это? — пододвигаясь к нам ближе, заинтересованно спрашивает крепкий парень, представившийся Николаем. — Это что за контуры такие и почему алкашка низким считается?

— Если хотите, расскажу.
— Что ж, валяй, рассказывай, времени целая ночь впереди, тем более у нас ещё одна бутылка есть, — смеясь, говорит Александр.
— Был такой профессор Гарвардского университета, по имени Тимоти Лири. Большую часть жизни посвятил этот профессор изучению воздействия различных психотропных препаратов, изменяющих восприятие окружающего мира. Создал он такую теорию восьмиконтурного уровня.

Так вот, по теории этого профессора, мы можем менять свое восприятие. Вот, например, первый контур восприятия — контур насекомых. Они хотят что либо получать от окружающего мира, и чтобы им ничего за это не было. Это — выживательный контур. Так чувствуют себя героиновые и кокаиновые наркоманы. В этом состоянии они чувствуют себя центром Вселенной, всё остальное им не важно, поэтому, в таком состоянии, человек своим поведением похож на насекомое. Он хочет получать удовольствие, и хочет оставаться безнаказанным. Он готов на все, только бы получить то, что он хочет.

— А что это у тебя за трубка такая, — перебивает меня Николай, с любопытством разглядывая чилум.
— Вы чарас курили когда-нибудь? — спрашиваю я, обматывая узкий конец чилума приготовленной тряпкой.
— Ну, вообще-то, мы гашло и траву курим. Но, через чилум никогда не пробовали. Если научите, то с удовольствие присоединимся.
— Тогда смотрите внимательно и повторяйте за нами. Поджигай, Дэн

Раскуривая чилум, я наслаждаюсь тем, как Дэн громко и мелодично читает мантру: «Бум Булинат, Саб Ки Сат, Бум Шива, Бум Шанкар, Бум». Сделав большую затяжку, я выдыхаю дым, на секунду закрыв глаза, и, прикоснувшись чилумом ко лбу, передаю его Дэну.

— Одну большую затяжку, не прикасаясь губами к чилуму, и — передаете сидящему справа. Поняли? — объясняю я показывая на Дэна, затягивающегося в этот момент.
Пока чилум переходит из рук в руки я откинувшись на циновку продолжаю свой рассказ.
— Второй контур восприятия — это контру животных. На него нам помогает попасть алкоголь. Этот контур помогает нам размножаться.
— Это точно, — добавляет наш новый знакомый Николай, наливая себе в стакан виски. — Как только напьемся, так или на баб тянет или подраться.

— Правильно. Мы становимся похожи на животных. В дикой природе самцы метят территорию, дерутся, а самки поднимают хвосты и ходят кругами, — добавляю я, ощущая, как очередная волна вселенской любви прокатилась по моему телу. — Потом идёт третий контур, контур одомашненных приматов.
— А кто это такие, одомашненные приматы? — с любопытством спрашивает меня девушка, сидящая, прижавшись, к Николаю.

— А это мы с вами, «одомашненный примат», или «Хомо Сапиенс». В эволюционной цепочке мы находимся между обезьяной и человеком осознанным. Для нас лучше всего подходят психотропные препараты, или, как их называют — психоделики. Марихуановая группа: гашиш, чарас, трава, и химические препараты: амфитамины, МДМА, ЛСД и их заменители. Употребив их, мы чувствуем единство и гармонию со всей Вселенной. Эти препараты помогают нам понять, кто мы есть. Как сказал ещё один психоделический ученый-философ Антон Роберт Уилсон: «Проблема перехода с третьего на четвертый контур — это осознание себя одомашненным приматом, и не желание им быть».

Выдохнув последнюю затяжку, я почувствовал сильную волну прихода, от которого мои глаза сразу прикрылись, а по всему телу побежали мурашки. Приступив к чистке чилума, я сделал небольшую паузу в моей лекции, чтобы понять слушает меня кто-нибудь или нет.
— А что же тогда делать? — первым нарушил образовавшуюся паузу Александр, подливая себе ещё виски.
— Ну, тут есть два пути, — продолжал я. — Или согласится, что ты примат и жить приматной жизнью, используя алкоголь, как катализатор. Или — сделать квантовый скачок восприятия.

Был такой американский ученый — Теренс Маккена. Сорок лет своей жизни он посвятил изучению эволюционного развития человеческого мозга, и пришел к выводу, что психоделика на человека действует, как ускоритель развития. Изучая останки первобытных неандертальцев и австралопитеков, он пришел к выводу, что мозг приматов развивался очень медленно.

Но, за один короткий период времени, всего за несколько тысяч лет, он увеличился в три раза. А период этот совпал с окончанием очередного Ледникового периода. Тогда первые человекоподобные приматы употребляли в пищу много растительной еды, содержащей в малых дозах психотропные вещества. Так, на протяжении нескольких тысячелетий мозг стимулировался и развивался, образуя новые участки, отвечающие за речь и накопление знаний.

— Интересная теория, но, давайте же перейдем, наконец, к практике. Вы, наверное, уже сделали сегодня квантовый скачок, — улыбаясь, перебивает меня Александр. Где бы нам попробовать таких ускорителей?
— Достать не проблема. С чего бы вы хотели начать?
— Да, если бы мы знали... Вы же профессионалы, я смотрю, я лично готов вам довериться. Мы же не пробовали ничего, кроме кокаина. Но, с твоих слов — это не совсем то, что нам нужно.

— Тогда я бы посоветовал вашим девушкам МДМА, а вам — по капельке ЛСД.
— А что это за препараты такие, мы о таких и не слышали никогда.
— ЛСД изобрел швейцарский доктор, Альберт Хоффманн, на фармацевтической фабрике «Сандоз» в 1943 году. Ему 90 лет сейчас, всю жизнь он проводил эксперименты с ЛСД на себе и своих близких. И — до сих пор жив и здоров, и умирать не собирается. А МДМА придумал Александр Шульгин — русский американец. Слышали, наверное ,про экстази? МДМА — это чистое экстази, без амфетаминовых добавок.

— Ну так давай нам скорее свои квантовые ускорители. Мы тоже плясать хотим, как все остальные, — смеясь, говорит Николай, доставая деньги.
— Ты, Дэн, пока покури с ребятами, а я пока пойду, достану, что им нужно. Я скоро вернусь.

Отойдя метров 20 от нашего места, я сталкиваюсь с танцующим немцем по имени Ник. Ник — настоящий психоделический воин, который, лет 30 назад, скрываясь от немецкой полиции, приехал и остался жить в Гоа. С огромными серьгами в ушах, он похож на шамана, повидавшего многое на своем веку.
— Привет Ник. Как тебе сегодняшнее пати?
— Просто супер! Столько много красивых людей вокруг. И ди-джеи сегодня самые лучшие. А как ты себя чувствуешь, мой русский психоделический брат?
— У меня все хорошо. Продай мне, Ник, немного кислоты и МДМА, я буду себя ещё лучше чувствовать.

— Нет проблем, постоянным покупателям у меня всегда скидка, — улыбаясь, лезет в карман мой немецкий друг.
Отдав ему деньги и выкурив с ним чилум, не останавливаясь танцевать, я отправляюсь к нашей циновке.
— Держите, вот вам ваши квантовые ускорители, — протягиваю я маленький пакетик своим новым товарищам.
— А что нам ждать от этого? Нам плохо не будет от резкого ускорения?
— Все будет хорошо, но, главное — ничего не боятся. Если у вас сознание чистое, то все станет красивым и ярким. А если нет, то можете бэд трип испытать, но этого не стоит бояться, это тоже полезно. Можете испугаться самих себя, точнее, своих мыслей и помыслов. Если в голове у вас демоны живут, то будут вам черти везде мерещиться, а если гармония и любовь преобладает у вас, то вы увидите, какой мир красивый вокруг вас. Ну, хватит мне, наверное, вам лекции читать, мы к вам через час подойдем навестить.
— Пойдем Дэн, попляшем, трэк прекрасный какой играет, не могу я больше на месте сидеть. Ну что Дэн понял, как легко можно сотку баксов заработать?
— Да, Вась, теперь у меня тоже появился шанс остаться здесь. Неплохая работа общаться с людьми и продавать им психоделику. И, в принципе, не рискованная совсем работа, если продавать только согражданам. Русских ментов здесь нет, бояться нечего.
— На следующее пати я куплю тебе разных психоделиков. Сможешь так же продавать. Прибыль пополам. Идёт?
— Идёт, — пожимая мне руку, говорит светящийся от радости Денис.
— Какие люди! Ромка, неужели это ты?
Забыв про Дэна, я бросаюсь обнимать своего гоанского друга, которого не видел почти год.
— Я слышал, что ты должен приехать, но не знал точно когда. Что же ты мне не позвонил, сукин кот. Хорошо выглядишь! Давно в Гоа приехал?
— Нет, вчера днем прилетел, немного поспал, и — сразу оказался снова в сказке. Я скучал по гоанским пати. Ты бы знал, как тяжело мне было без Гоа в Москве. Не могу я там, Вась, больше жить. Бросил свою дурацкую работу в офисе, сдал в аренду свою квартиру и быстрее сюда.
— Понимаю тебя, Рома, очень хорошо. Я тоже самое чувство испытывал, когда был на Родине. Но, теперь это все позади. Воплотил я свою мечту здесь остаться. Семью сюда привез. Рестик открыл. Утром пойдем в него соки пить. Как же я рад тебя видеть. Значит, снова вместе будем зажигать.
— Кстати, по поводу «зажигать», — опомнившись, говорит Рома, снимая со спины зачехленный шест. – Помнишь, Вась, я в прошлом году, шест с огнем научился крутить? Я все-таки освоил его. Теперь, я иногда в Москве, за деньги, кручу в ночных клубах. В Москве файер-шоу все ещё в диковинку. Неплохо, кстати и платят. Бывает от трехсот до штуки баксов за ночь. Кстати, Вась, ты знаком с Игорем? — говорит Рома, показывая на танцующего рядом парня. Он из Нижнего Новгорода. – Знакомься, Игорь, это — Василий.
 Мне протягивает руку высокий блондин плейбоевской внешности.
— Хорошия прикид у тебя, Игорь, в стиле минимализм. Ниндзя шузы и короткие оранжевые шорты.
— Я везде так хожу. Здесь, в Гоа, мне не нужна другая одежда.
Игорь поворачивается, и я вижу надпись вышитую во всю жопу: «Легалайз».
— Судя по надписи, ты из наших будешь. Пойдем, я тебя МДМА угощу.
— Нет, спасибо, Вась, я кокаин люблю, другое мне ничего не нравится.
— А я уж подумал, что ты из наших, психоделических. Извини, «кокосом» угостить не могу, я «кокос» не продаю и не прикасаюсь к нему.
— А я, наоборот, продаю и с удовольствием к нему прикасаюсь.
— Только не надо спорить, что лучше, что хуже, — вовремя вмешивается Ромка, не желая весь вечер слушать наши дебаты. — Давайте, я лучше палочку вам покручу.
Ромка, вытащив шест из висевшего на спине чехла, поливает аккуратно обмотанные края керосином.
— Поджигай! — крикнул он Игорю, приготовившись к огненному танцу.
Танцующие вокруг нас люди расходятся, образовав живой круг. Сразу поймав ритм музыки, Ромка начинает с огромной скоростью крутить огненный шест, разрезая пространство вокруг себя, оставляя на мгновение в темноте красно-желтый узор. Я смотрел, как Ромка, танцуя, крутит свою огненную палку, и не мог поверить, что он, ещё год назад, придерживался понятия, что настоящие мужчины не танцуют.
— Скоро рассвет, надо бы догнаться ещё, пойдем по дорожке «димыча» сделаем. Я тебя с новыми друзьями познакомлю, — говорю я переставшему танцевать Ромке.
— Знакомься, Ром, это — Александр, он сегодня первый раз ЛСД пробует, — говорю ему я, подведя к нашему месту.
— А мы знакомы, — удивленно говорит Роман, протягивая Александру руку, чтобы поздороваться. — Кто же в Москве Александра не знает, он директор крупного российского телеканала, — старается тихо сказать мне на ухо Ромка. Но, услышав нас, Александр, улыбаясь, добавляет: «Это в Москве я директор, а здесь — такой же, как и вы, я — обычный отдыхающий».
— Кстати, спасибо тебе Вася, ты нам сегодня такую интересную лекцию рассказал. А ещё спасибо за квантовый скачок.
— Мы вот скачем уже целый час без остановок, — смеясь, добавляет танцующий рядом Николай. — Мне кажется, я многое сегодня понял.
— Ты только представь, Ромка, если Александр, управляющий большой медиасистемой, почувствовав сегодня вселенскую любовь, и став на чуточку лучше, сможет передать эту любовь в массы и изменить мир в лучшую сторону. От него зависит, что будет смотреть целая страна. И он сегодня тоже изменился, значит, в какой-то степени изменения коснуться миллионов людей.
«Люди сатанеют, умирают, превращаясь
В пушечное мясо, концентраты и нефть,
Отходы производства, мавзолеи и погоны
Видишь, ширится, растет психоделическая армия...»
— отвечает нараспев, стихами мне Ромка
— Да, Ромка, психоделическая революция продолжается.
*Пои — Вид жонглирования шариками на веревках, которые держат в руках и крутят в различных направлениях.
______________________-
*Фуллмун – Полнолуние.
*Миксинбол – Тарелочка для приготовления курительной смеси
продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html