пятница, 30 июня 2017 г.

ГЛАВА 18. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 18. Часть вторая. На воле.

— Здравствуй Индия, здравствуй Гоа, я скучал без вас.
Я снова бегу босиком по бескрайнему пляжу Арамболя. Голубое небо отражается на гладком и мокром, от отлива, песке. Я снова бегу по небу. У меня мокрые от счастья глаза, и я не могу понять, плачу я или смеюсь. Счастливый, словно ребенок, я бегу, держа в руках большой, желтый платок, развивающийся, как флаг, в потоках тёплого гоанского ветра.

Я здороваюсь со всеми проходящими мне навстречу людьми, и они, понимающе, улыбаются мне в ответ. Я снова в раю. Сегодня приехали мои друзья из рашки. Первые из тех, кто наслушался моих истории, и, наконец-то, собрался в путешествие по Индии. Я иду по пляжу в соседний поселок, в местечко под названием «Русский Сансет». Нужно помочь своим односельчанам увидеть то Гоа, в которое я влюблен.

— Привет, Валера, привет односельчане! — машу я платком компании бледных парней, допивающих дьютифришный алкоголь в тени невысокой пальмы.
— Здорово земляк, — протягивают мне по очереди свои руки подвыпившие сограждане.
— Добро пожаловать на Землю Обетованную. Как добрались?
— Мы не помним ничего, всю дорогу бухали, сейчас опохмеляемся, может, чего-нибудь вспомним.

— Вася, я не понял, где слоны, где обезьяны? – смеясь, спрашивает Валера, протягивая мне бутылку с ромом, – Выпьешь с нами?
— Нет, спасибо хлопцы, но пить мне на жаре, днем, совсем не хочется. Вот покурить с вами – другое дело, я с удовольствием составлю вам компанию, — достав из кармана толу* чараса, я протягиваю её парням.
— Вот это – по-нашему, не плохой кусок, долларов на двести по российским расценкам тянет.

— Ага, и лет на десять тюрьмы, — смеясь, добавляет кто-то из парней.
— Куда курить-то пойдем? Или, прямо здесь можно?
— Расслабьтесь, парни, здесь — Индия, здесь все курят. Поэтому курите, где хотите. Никто вам ничего не скажет. А если докопаются полицейские, дайте им десять долларов.
Это нарушение закона дороже не стоит.

— Тебя послушать, так здесь просто рай. Когда показывать нам будешь Гоа? А то в России весь наш город, благодаря тебе, только об Индии и говорит.
— Вы бы сначала одежды свои сменили, подзагорели бы, а то с вами сейчас стыдно в приличных местах появляться.
— А чё это стыдно-то? Одежда у нас нормальная, фирменная. И с бабками тоже проблем нет.

— Да ладно, не обижайтесь, сами все поймете через недельку. У вас же все разговоры сейчас о деньгах, о шлюхах и о бизнесе. А здесь — немного другие ценности. И чтобы завести интересных друзей, нужно самому сначала стать интересным. Вы сами скоро все поймете. Через неделю закрытие русского ресторана «Баба Яга», как раз можно будет вас и «в люди» вывести. А сейчас — расслабляйтесь, загорайте, спешить некуда.

— Слушай, Вась. Мы тут взяли с собой одного «микроолигарха», — шепчет мне на ухо Валера, показывая на стоящего недалеко парня с короткой стрижкой, – Ты уж покажи нам то Гоа, о котором ты нам все уши протрещал, а мы все проспонсируем.
— Что же ты, Валер, все бабками меряешь? Дело тут не в бабках, а в вашем желании увидеть все лучшее здесь. Если захотите увидеть, то увидите. А не захотите — я ничем помочь не смогу. Будете только на дерьмо внимание обращать.

— Мы попробуем за недельку научиться на дерьмо не смотреть, только и ты не подведи, покажи нам потом праздник.
Неделя пролетела быстро, словно одно длинное мгновение. Каждый день я покупал на рынке у непальцев образцы конопляных изделий, учил английский, загорал, курил, наслаждался жизнью.

— Сегодня вечером мы едем в «Баба Ягу», вы готовы посмотреть настоящее Гоа? – обращаюсь я к своим русским друзьям, успевшим за неделю загореть и преобразиться.
— А что, ты считаешь, что нас пора в люди вывозить? – смеясь, говорит Валера, показывая свой загар. – Мы, по твоему совету, и одежды свои все сменили. Кстати, вот и Олег подошел. Всю неделю он спрашивал, когда же мы поедем Гоа смотреть. Он у нас микроолигарх. Все сегодняшние ништяки он спонсирует. Он тоже любитель покурить.
— Пока не в запое, — с улыбкой добавил парень с приятным русским лицом, протягивая мне для рукопожатия руку.
— Ну, если вы уже готовы, тогда по байкам, едем в Чапору.

Проехав Мандрем, Ашвем, Морджим и Сиолим, на шести мотоциклах мы въезжаем в пыльную, грязную, но веселую и счастливую Чапору.
— Вот он центр фриковского Гоа, — слезая с байка, говорю я парням, удивленно смотрящим по сторонам.

Вот сюда, на единственную маленькую улочку, каждый вечер стекаются сотни фриков и хиппи, со всего северного Гоа. Здесь нет клубов, нет супермаркетов, нет пляжа, но почему-то все собираются здесь. По обеим сторонам узкой улицы, покрытой слоем красной пыли, стоят убогие маленькие бары и рестораны. Здесь нет роскоши и гламура, это здесь не востребовано. Практически из каждого заведения звучит трансовая музыка. За каждым столиком непрерывно кропалят чарас и чистят чилумы. Большинство завсегдатаев пьют свежевыжатый сок, кофе или чай. Повсюду из рук в руки передаются чилумы. Отовсюду доносятся мантры, восхваляющие бога Шиву. Возле входа в «Бабу Ягу» стоят, пританцовывая и общаясь, несколько лучших представителей русского фриковского общества.

— Неужели это русские? – удивленно показывает на них пальцем Олег. – Сложно поверить. Где же они, такие нарядные, все в России прячутся?
В отличие от моих друзей, стоящие возле входа парни, не проявляют никакого интереса к появившейся группе туристов, одетых в гоанские наряды. У кого-то из фриков длинные волосы, у кого-то дреды. Кто-то с модным гоанским ирокезом на голове. Шеи, руки и уши покрыты самыми невероятными украшениями, какие только можно представить.

— А они, Олег, в России не живут, – говорю я, проталкиваясь сквозь толпу возле входа. – Многие уже давно мигрируют по Азии, забыв Россию, как страшный сон.
— А я люблю Россию, – отвечает Олег, садясь за столик, где уже вовсю отмечается закрытие сезона. – Люблю зиму, люблю русскую баню, люблю русских телок.
Мы сидим на небольшой плоской крыше первого русского ресторана.
— А вон и хозяин, Лёха Желток, – показываю я на парня, гордо сидящего за большим столом.

– Смотри, какая тёлка, – вдруг показывает Валера на появившуюся гоанскую красавицу.
— А, это Надин, хочешь, познакомлю? – улыбаясь, предлагаю я, и машу ей рукой.
— Конечно, хочу, — завороженно, не спуская с нее взгляда, отвечает Валера, выпив залпом налитую рюмку с ромом. – По-моему, Вась, я влюбляюсь. Может, это последняя любовь в моей жизни.

— Привет, Надин, — кричу я ей, — Присаживайся к нам, я хочу познакомить тебя с моими односельчанами. Давайте выпьем за удачное завершение этого сезона.
— Как говорится, чтобы он был не последним, – громко говорит Леха Желток, вытирая остатки кокаиновой пудры с кончика носа.
*
— А где Валера? Целую неделю его не видел. Куда дела нашего друга? Заколдовала?
— Я здесь! – слышится голос Валеры, высунувшего одну руку из большого розового гамака, подвешенного на веранде возле дома.
— Валера, это ты что ли? Что с тобой случилось? Тебя не узнать. Сразу видно, попал в руки гоанской волшебницы.

— А у нас медовый месяц начался, — звонко смеясь, говорит Надин, прыгая в гамак к Валере.
— Я рад за вас. У меня к вам интересное предложение.
— Только не говори, что принес ещё МДМА. Нам и без него хорошо сейчас, — говорит мой друг, выпутываясь из объятий красивой девушки.
Вылезши из гамака, Валера улыбается и протягивает мне свою руку, чтобы поздороваться.

Наконец-то, я могу полностью рассмотреть ту трансформацию, что произошла с моим другом за последнюю неделю.
— Ты стал похож на буддистского монаха, объевшегося ЛСД, — говорю я, обходя его со всех сторон.

Вместо дурацкой прически с пробором на голове, у Валеры волосы остались только на затылке, в виде небольшого гребешка, как у кришнаитов.
– Ты же ни за что не хотел одевать лунги, и где твоя дорогая майка «Армани»? Я смотрю, ты успел уже модно майку себе разрисовать. Узнаю стиль художника Влада Лэнка. Его фирменный знак «Los Uebanos» носят только его друзья, настоящие фрики. Чтобы разрисовать у него такую майку, люди ждут его вдохновения неделями, или даже месяцами. Я думаю, тут не обошлось без волшебства Надин. Повезло тебе, Валера. Там, где появляется Надин, пространство вокруг начинается меняться, как в сказке.

— Да, я такая, волшебница, — звонко смеется Надин, подняв из гамака к небу свои стройные, длинные ноги.
— А что ты думаешь, Надин, насчет того, чтобы отправится в медовый месяц в Непал? – говорю я, разглядывая красивую композицию из плавающих цветов в большой прозрачной чаше.

— Я вообще, Вась, сюда за приключениями приехал, поэтому — хоть завтра готов, — отвечает Валера, пытаясь освободиться от ног Надин, которыми она пытается снова затащить его в гамак.
— Если Валера едет, то и я тогда «за»! – снова громко смеется гоанская волшебница, стянув с Валеры ногой яркий оранжевый платок, обмотанный вокруг талии.
— Надо бы только поторопиться, у меня виза заканчивается через пару недель.
— Апрель, конец сезона, она у всех сейчас заканчивается. Почти все уже разъехались. Только у нас медовый месяц начинается.

— А где же Олег? Что-то его не видно. Он поедет с нами? – обращаюсь я к Валере, беря со стола большое спелое манго.
— Не, Олег не поедет, он не смог здесь адаптироваться. На пятый день он не выдержал, купил себе билеты, и уехал в любимую Россию. Говорит, не его это место — Гоа. Ему пятизвездночник подавай, проституток и казино. Привык он свой статус через деньги показывать. Помнишь, на закрытии «Бабы Яги» как он с людьми знакомился? «Здравствуйте, меня зовут Олег, у меня свой автомобильный магазин».

— Да, к сожалению, есть такие люди, которые без денег не представляют никакого интереса для других. А кому здесь интересно, сколько он зарабатывает? Никому. Вот он и почувствовал, что никому не интересен. Это в рашке он царь и бог. Все его любят и лебезят перед ним. Россия – это его место, там большинство людей такие.
Съеденные в ночь закрытия «Бабы Яги» психоделики сильно напугали Олега. Никто из нас и не подозревал тогда, что Олег, по возвращении в Россию, захочет продать свой автосалон и отправиться в Индию надолго. Психоделическая трансформация догнала его в России, заставив изменить свою жизнь.
_____________________
* Форейнер — иностранец
* Тола – индийская мера веса, равняется 12 граммам, у драг-дилеров тола составляет 10 грамм.
*Strong life, strong tоbacco- Тяжёлая жизнь,крепкий табак.

продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html