пятница, 30 июня 2017 г.

ГЛАВА 18. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ТЮРЬМЕ.


Глава 18. Часть первая. В тюрьме.

— Сегодня ещё один форейнер* заезжает в наш «пятизвездочный отель», — сообщает мне Доминик, откидывая в сторону прочитанную газету. – Какого-то шотландца взяли с тремя килограммами чараса.

— Тоже мне новость, от нее мне ни горячо, ни холодно. Я вот сегодня рекорд сделал, могу уже двадцать раз отжаться от пола, вот это — хорошая новость.
— Молодец, ты, русский. Учишь весь день свой английский, спортом занимаешься. Откуда у тебя столько жизненных сил? Я вот только спать могу весь день или телевизор смотреть. Ничего делать не хочется.

— А я не могу понять, как вы, индусы, можете спать весь день и всю ночь. Так ведь всю жизнь проспать можно. Ведь, если судьба забросила нас в такие условия, нужно брать из этого максимум. Жизнь коротка. Каждый час, проведенный во сне, — это минус один час из твоей жизни. Я вот всю жизнь мечтал иметь фактурные бицепсы и бегло говорить на английском. А тут появилась прекрасная возможность воплотить свои мечты. Я вот уснуть не смогу, если знаю, что ничего полезного за день не сделал. Целый день жизни, — это же бесценный подарок судьбы. Я не могу разбрасываться им, иначе мне кажется, что жизнь проходит мимо.

— Я английский в школе учил, а мышцы мои вполне меня устраивают, — отвечает мне Доминик, разглядывая свои бицепсы.
— А я вот английский учил в школе, в институте, на курсах, — все бесполезно. Без практики все забываешь через две недели. А здесь, в тюрьме, я уже выучил больше слов, чем за всю свою жизнь. Посмотри, какие новые слова я сейчас знаю, — показываю я пальцем на стену напротив меня.

Стена, в радиусе двух метров от моей «постели», исписана новыми английскими словами.
— Improve, escape, effort, freedom, remain, — улыбаясь, читает вслух Доминик. — Весь тюремный лексикон. У меня, Васа, немного другой подход к жизни. Для меня сон — это тоже продолжение жизни. Причем, порой эта жизнь во сне намного интереснее, чем в реальности. Во сне, я, так же как и наяву, могу наслаждаться своими чувствами. А какие чувства я могу испытывать, находясь в тюрьме? В большей степени это только страдание.

Страдание от того, что у меня отобрали все то, от чего я получал наслаждение. Если даже я не вижу никаких снов, я получаю удовольствие от того, что могу сейчас спать столько, сколько хочу. Как распорядится судьба в будущем, я не знаю. Может, я буду только мечтать о том, чтобы выспаться. Может, у меня будет не хватать времени на сон, — так я лучше сейчас отосплюсь, впрок. А ещё, я люблю спать, покурив чараса. Ты когда-нибудь курил чарас?

— Даже не знаю, Доминик, что тебе и ответить. Я о чарасе могу диссертацию написать. На воле, несколько лет назад, много курил, по десять грамм в день. Последний год — пару грамм в день, а сейчас, в тюрьме, уже больше месяца не курю вообще ничего.
— Смотри, чего мне наш Дэвид подогнал, — говорит Доминик, показывая маленькую чёрную горошину у него на ладони.

— Вот это сюрприз! Ай да Дэвид, добрый доктор.
— Ну, что же, значит сегодня у нас праздник. Гимнастику я на сегодня закончил. В занятиях по английскому сделаю выходной. Попробуем вспомнить, что это такое.
Разломив эту маленькую горошину и поднеся к носу, я медленно вдыхаю этот волшебный запах. Спутать его невозможно ни с чем. В голове мгновенно всплывают воспоминания гималайских гор, покрытых бесконечными полями чудо-травы, из которой делается ароматный чарас. Эх, почему же эта трава привела меня сюда?

Сделав из тетрадной бумаги самокрутку, по примеру русской «козьей ноги», я набиваю её смесью из маленьких кусочков чараса и жевательного табака, крепостью напоминающего махорку. Первая затяжка так обжигает горло, что я еле сдерживаюсь, чтобы не закашлять.

— Да, стронг табако у вас в Индии.
— Strong life, strong tоbacco*, – отвечает мне Доминик.
Приятная, знакомая легкость сначала ударяет мне в голову, а затем плавно растекается по всему телу. Откинувшись к тюремной стене, я погружаюсь в себя, наблюдая как реальность окружающая меня, медленно начинает трансформироваться. Облезлые стены становятся приятного желтого цвета. Разбушевавшийся от несправедливости окружающего мира, мозг медленно успокаивается.

— Маленькая свобода, — с грустью произносит Доминик, тоже откинувшись на полу. – Скоро День Независимости Индии, может, повезет, — попадем под амнистию. Адвокат приготовил заявление для судьи, может, выпустят под залог.
— Вряд ли, мало шансов, — перебивает наши фантазии бывший полицейский Четси, – У кого статья до трех лет, может быть, и получит амнистию, а у нас шансов нет, мы — серьёзные преступники. У нас больше шансов десять лет получить, чем выйти на волю.
— Полицейский, хватит ныть. Не слушай его, Вася, все будет хорошо.
— Don’t give up hope! — кричит мне из другого угла камеры наш добрый убийца Дисай.

продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html