четверг, 29 июня 2017 г.

ГЛАВА 16. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 16. Часть вторая. На воле.

— Будешь курить? — спрашивает меня Ромка, протягивая аккуратно скрученный джойнт. – Смотри, какие ровненькие у меня стали получаться.
— Молодец, любо-дорого смотреть. Это тебе не в «беломор» забивать. Ты вышел на международный уровень. Прошел всего месяц, как мы познакомились, а тебя не узнать уже.

Попивая свежевыжатый клубничный сок, напротив меня сидел совершенно новый человек. Вместо короткого ежика, на голове был выбрит модный гоанский ирокез. А в ухе, вместо серьги, стоял металлический тоннель. От европейской одежды, в которой он приехал, не осталось ничего. Теперь сложно было определить, откуда приехал этот молодой ацтек. Его кожа была загорелой, а тело стало поджарым.

— Ты стал настоящим гоанцем. Пойдешь сегодня ночью на пати в «Манки Вэллей»? Тамир трансовую вечеринку проводит.
— Ну, если Тамир, то, должно быть, хорошо время проведем. На его пати все фрики съезжаются, – соглашается Ромка, прикуривая свой джйинт. – Он, ещё когда в Москве первые трансовые пати проводил, считался лучшим ди-джеем. Недаром его тогда ещё назвали «хозяин рейва».*

«Хозяин рейва» гордо стоял за диджейским пультом, одной рукой придерживая наушники, а другой выбирая диски для нового трека. Он выглядел, как шаманский вождь. Руки, покрытые загадочными восточными татуировками, ловко сводили треки, не давая танцующим шанса на передых. Серьёзным мудрым взглядом он внимательно следил за танцующей массой. Тысяча разношерстных красивых парней и девушек, заворожено танцуют среди зарослей бамбука. Все смотрят на него, передавая свои чувства танцевальными движениями. И он чувствует их вибрации. Ощущение такое, что он всех гипнотизирует. Тысячи людей двигаются в едином шаманском ритме.

— Чем сегодня будем сознание расширять? – крича мне в ухо, спрашивает Рома, пританцовывая рядом.
— Давай с «димыча»* начнем, а там видно будет, — капельки* я на утро отложил.
Найдя свободное место возле мамы-чай, мы сидим на циновках, попивая горячий чай со специями, и разглядывем окружающих нас людей. Кристаллы МДМА начинают неторопливо растворяться в наших желудках, покрывая тело мурашками удовольствия.

— Скажи, Ром, а ты веришь в то, что когда-нибудь в нашей стране, большинство людей тоже будут иметь добрые и счастливые лица? Посмотри на всех этих людей, которые сейчас нас окружают. Они ведь не с другой планеты. Получается же у них быть счастливыми.

— Не знаю, Вась, может когда-нибудь и будет, только не скоро, наверное. Слишком долго в нашей стране прививали рабский менталитет. Вон посмотри, сто процентов русские, — говорит Рома, показывая на странную пару, танцующих в метрах в пяти от нас.
— Это точно.

Среди танцующих вокруг людей они выделяются абсолютно всем. Парень, одетый в облегающую белую майку с надписью D&G, видимо, специально натянул до пупка такого же цвета шорты, чтобы подчеркнуть свой большой живот. Его пухлая подружка, видимся считающая, что в одинаковых майках, это круто, пританцовывая, трясла надписью известного бренда на своих огромных сиськах. Кроме них, в белом здесь не было никого.
Одежды танцующих были всех цветов. Преобладал оранжевый, желтый, чёрный, но, в белое больше никто не был одет. Их движения так же кардинально отличались от движений окружающих их людей. Было ощущение, что они слышат только верхний слой музыки, состоящий из простого бита. Парень, топчась на месте, как будто боксировал невидимого врага. Его подруга, периодически одергивая свою вульгарно короткую юбку, напоминала дешевую стриптезершу. Она танцевала, неумело виляя своей большой жопой.

— Как ты думаешь, Ром, возможно ли изменить этих людей, расширив их сознание?
— А зачем им расширять сознание?
— Не знаю, наверное, хочется всех сделать счастливыми, жалко смотреть на них. Все вокруг улыбаются, а они, — посмотри, даже выдавить улыбку из себя не могут.

— Хочется убедиться в теории психоделического квантового скачка, – улыбаясь, ответил Ромка и поставил пустой стакан из-под чая на циновку.
Через несколько минут, мы сидели все вместе возле мамы-чай.
— Меня зовут Жора, а это моя жена Наташа. Если бы вы подошли к нам, мы бы ни за что не догадались, что вы тоже русские. Давно, наверное, живете в Гоа? — спросил Жора, отпив глоток пива из своей бутылки.

— Нет, недавно тоже приехали, второй месяц, — ответил я, пристально разглядывая Наташу. МДМА уже действовал вовсю, размазывая в моём сознании все недостатки её фигуры.
— А мы на две недели всего приехали. На дольше вырваться не получается. Я в Москве в строительной компании работаю, а Наташка моя бухгалтером в банке. А вы чем занимаетесь?

— А мы — психоделические воины, — улыбаясь, ответил Рома, – материальный мир нам в данный момент не очень интересен.
— Мы, вообще-то, первый раз в Индии. Нам все же Турция больше нравится. Обычно, большой компанией приезжаем в Анталию, бухаем две недели — и назад, на работу.

Надоели вот нам сослуживцы, везде, где бы мы ни собирались, все разговоры сводятся к делам. Любая пьянка, в конечном итоге, превращается в рабочее совещание.
— Вот мы и решили в Индию, на две недельки, сбежать ото всех, – добавила Наташа, снова поправляя свою короткую юбку, оголившую маленький треугольник её кружевного белья.

Под воздействием МДМА, Наташа уже не казалась слишком полной. Я изо всех сил отгонял переполняющую мою голову похотливые мысли.
— А что же вы в нормальную одежду не переоделись? — спросил я, с трудом отводя взгляд от её прелестей.
— Чем вам наша одежда не понравилась? Мы всегда, когда в России по клубам ходим, так одеваемся.

— Это не Россия, посмотрите вокруг, как люди одеты. Если хотите почувствовать, что такое Гоа, забудьте про Россию вместе с её модой. Вам, наверное, в таком виде всё в три раза дороже продают. У вас же на лбу бегущей строкой написано: «Приехали на две недели. Бюджет пятьсот долларов в день. Разведите нас на бабки». К вам сейчас все относятся как к ходячим кошелькам, а не как к людям.

— А где же нам такую одежду, как у вас, купить? Прикольные у вас сапоги.
— Это не сапоги, это нинзя шузы*. – хвастается Рома, шевеля большими пальцами обеих ног.

— Я смотрю, тут почти все в таких ходят. Я таких в России не встречала.
— Лучшая обувь для танцев на свежем воздухе, – добавил Ромка, топнув ногой по пыльной земле.

— Пупсик, купи мне, пожалуйста, рома с колой, и ребятам заодно что-нибудь выпить. Мальчики, что вы предпочитаете пить?
— Мы чай предпочитаем, — гордо ответил Ромка, гордо показывая свой стакан.
— А вы что, алкоголь не пьете? – удивленно спросила Наташа, снова поправляя, постоянно сползающую наверх короткую юбку.
— Почти нет.

— А как же Вам удаётся такими бодрыми быть? Неужели от чая?
— Чай, конечно, тоже бодрит, но мы сегодня по кристаллику МДМА съели с Ромой. Хотите вас угостим?
— А что такое МДМА?

— МДМА – это основной химический элемент, из которого делают таблетки экстази, это кристаллы такие. Русские химики придумали, семья Шульгиных. Не слышали о таких?
— Нет, — удивленно отвечает Жора, внимательно разглядывая, как я разворачиваю маленький целлофановый пакетик.

— Нас потом ломка, как у наркоманов, не замучает? – слегка испуганно спросила Наташа, искося поглядывая на своего мужа.
— Не волнуйтесь, посмотрите на нас, мы что, на наркоманов похожи? Это не наркотик, это психоделик.

— А что мы почувствуем? Нам плохо не будет?
— Любовь вы почувствуете, любовь ко всему вокруг вас, вселенскую любовь.
— Любовь мы любим, — кокетничая, говорит Наташа, обнимая своего мужа.
Высыпав две дозы кристаллического порошка в стакан с чаем, я протягиваю им.
— Ну, что же, была – не была. Коли в Гоа приехали, надо пробовать, — говорит Жора, делая первый глоток.

— Встретимся через час на этом же месте. Извините, но я больше не могу сидеть на месте. Мне срочно нужно танцевать, — говорю я, одевая свои большие, розовые очки. Всплеск энергии МДМА настолько сильный, что я бегу к колонкам. Хочется как-то выплеснуть всю эту энергию, пока меня не разорвало от счастья. Необыкновенно красивая музыка не позволяет стоять на месте. Танцующие вокруг меня люди рисуют своими телами музыку, невероятно красиво двигаясь. У каждого свой неповторимый танец. Это даже не танец, это полет. Топтаться на месте просто невозможно.

При помощи танца я общаюсь с окружающими, под ритмы музыки передвигаясь по всему танцполу. Диаметр передвижения моего танца уже несколько метров. Встречаясь взглядом с блестящими глазами танцующих, я понимаю, что все здесь пропитано энергией любви. Я люблю этот прекрасный мир, я люблю всех. Тамир за диджейским пультом чувствует эту энергию и прибавляет обороты. Тысячи людей ощущают единство со всей Вселенной. Все вокруг пропитано любовью. Время словно останавливается, потому что для Любви время неважно. Время напоминает о себе пересохшим горлом и сильной жаждой. Надо бы остановиться, и попить. Я вижу своих новых знакомых, они тоже танцуют, слившись в одном длинном и страстном поцелуе. Их движения уже не похожи на движения двух гоблинов, их тела глубоко чувствуют музыку, а движения красивые и гармоничные.

— Ну как? Почувствовали вселенскую любовь? – обращаюсь я к ним, рисуя пальцами в воздухе большое сердце.
— Да, — хором кричат Жора и Наташа, пытаясь перекричать колонки. – Мы все поняли. Спасибо, Вася, ты просто добрый волшебник. Радоваться жизни оказывается можно без всяких на то причин. Жизнь прекрасна и неповторима. – громко кричит Наташа, кружась и танцуя вокруг Жоры.

— А я, наконец-то, сумел избавиться от мыслей о работе, — добавляет Жора, стараясь в танце показать, как у него это вышло. Глаза у обоих блестят от переполняющей их радости и счастья. Я тоже радуюсь за них, потому что у меня получилось изменить их восприятие этого несовершенного мира. Если бы я тогда знал, какую злую шутку готовит им судьба в будущем. Расширенное сознание непредсказуемо сузится через несколько лет, изменив их судьбы.

— Слушай, Вась, а продай нам немного твоего порошка. – говорит Жора, крепко обняв Наташу за бедра.
— Я, вообще-то, не драг-дилер, но у меня почти закончились деньги. Если дадите двести долларов, я продам вам свои последние два грамма.
— Конечно, дадим, — не вопрос. Мы ведь приехали, чтобы потратить наши деньги на отдыхе. Мы скоро вернемся в Россию, и ещё заработаем. А ты здесь живешь, тебе они больше нужны. Тем более, ты делаешь доброе дело, помогаешь людям проснуться, — сказал Жора, протянув мне две американские купюры.

— Смотри, Ром, как люди быстро меняются.
— Да, чудеса делает с людьми психоделика. Удивительное место все-таки Гоа. Вот уже сорок лет, сюда, со всего мира, едут самые разные люди. И все так же мечтают, что когда-нибудь во всем мире будет править любовь, а не ненависть.
— Смотри, какая красавица отплясывает справа от тебя. Мне кажется, она с той же планеты, что и ты, и, по-моему, она хочет установить с тобой контакт, — улыбаясь, показывает мне Рома на девушку, танцующую рядом.

Повернувшись и сфокусировав своё искрящееся зрение, я вижу необыкновенное существо. Молодая красавица в длинной цыганской юбке до земли, кружится в ритме транса, напоминая мне своими движениями какую-то мексиканскую шаманку. Огромные, карие глаза, густые брови и, так же, как и у меня — три тёмные дредины на гладко выбритой голове. Её идеально стройная фигура настолько красиво движется в ритме музыки, что я не могу оторвать от нее глаз. Она видит мой завороженный взгляд, и посылает мне воздушный поцелуй, приглашая знаками присоединиться к её волшебному танцу.

Время снова останавливается для меня. Другой ди-джей, сменивший Тамира, ставит не менее прекрасную музыку, а мы все кружимся, не отрывая взгляда, и передвигаемся по всему танцполу. Полная Луна отражается в её больших, бездонных карих глазах. Я не могу остановиться. Очень хочется пить, но её взгляд, как магнит, не отпускает меня.

— Как же тебя зовут, чудесное создание?
— Жоззель, — тихо отвечает волшебница, прикоснувшись губами к мочке моего уха.
— А меня Василий зовут, — отвечаю я, вдыхая запах её кожи. От этого божественного запаха волосы на моём теле начинают шевелиться.
— Вашилий?
— Да, Вашилий, можешь просто называть меня Васа. Откуда ты приехала сюда, красавица?
— Уругвай.

— Как же тебя сюда занесло? Это же на другом конце света?
— А ты откуда? – спрашивает Жоззель, обняв меня обоими руками за бедра.
— Раша.
— Раша? А где такая страна? – коверкая английский, спрашивает Жоззель, прижимаясь все плотнее и плотнее.

— Да как тебе объяснить, прелестное создание? Знаешь такую страну — Япония?
— Да, — машет она головой, прижавшись своей грудью ко мне.
— А знаешь такую страну — Германия?
— Да.

— Между ними находится большая такая страна, вот там я и живу.
Вдруг огромные глаза лысой красавицы наполняются слезами, и она, бросившись мне на шею, начинает горько плакать.

— Что такое? Что не так? – пытаюсь успокоить её я, не понимая, что происходит.
— Ну почему, почему так несправедливо устроен мир? Ты понимаешь, я всю жизнь тебя ждала. Ты с детства снился мне в моих снах. Почему ты родился так далеко от меня?
Я пытаюсь успокоить её, прижав крепко к себе. Она, как маленькая девочка, вздрагивая, всхлипывает у меня в объятиях.

— Поедем куда-нибудь, я многое должна тебе сказать.
Забывая про Ромку и новых друзей, я мчусь на своем скутере в сторону моря, разрезая туман, опустившийся на дорогу. Музыка не прекращается, она звучит у меня в голове, она звучит отовсюду. Миллионы цикад продолжают звучать для меня в ритме транса. Даже мотор моего скутера играет музыку, от которой моя голова раскачивается, а мышцы рук и ног сжимается в такт. Спустившись к морю, мы едем по самой кромке воды, оставляя за собой фонтан сверкающих брызг.

Уругвайская красавица прижимается своим горячим телом к моей спине, обнимая меня руками за грудь. Сверкающая под полной луной, морская вода отражает звезды, которые тоже танцуют под музыку в моей голове.

— Давай остановимся здесь, — просит меня моя уругвайская подружка.
Остановив скутер на пляже, и не успев с него толком слезть, мы бросаемся друг другу в объятия. Наши губы сливаются в длинном поцелуе.
— Ты останешься со мной? – спрашивает с надеждой Жоззель, крепко меня обняв. Я не в силах врать этим глазам.
— Прости меня, но я люблю другую женщину. У меня есть семья и прекрасная маленькая дочка.

Она снова горько плачет в моих объятиях.
— Я не могу так. Завтра в Гоа приезжает моя Лена.
___________________________
* Don`t give up hope – Не теряй надежду.
*Димыч – МДМА
*Капельки – ЛСД-25
*Нинзя шузы – представляют из себя тряпичные сапоги до колена, с плоской резиновой подошвой и отдельным отсеком для большого пальца ноги.


приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html