понедельник, 26 июня 2017 г.

ГЛАВА 11. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 11. Часть вторая. На воле.

«Кана агия, кана агия, чай, чай, чай, омлет-котлет, катлет-амлет», — кричат наперебой различные разносчики еды.
— Поезд подъезжает к Бомбею, надо бы что-нибудь поесть, — говорит мне Яир, сонно протирая глаза, — Нам сегодня по прибытию нужно на другой вокзал переправиться. Он в другом конце Бомбея. Если повезёт и купим билеты на сегодня, то завтра будем уже в Гоа.

— Ой, скорее бы, надоело мне путешествовать, на море уже хочу, — отвечаю я ему, разглядывая необычного вида еду, находящуюся в руках у проходящих мимо продавцов.
— Ты чего это, русский, раскис? Как же может надоесть путешествие? Тем более, приключения только начинаются. Вряд ли нам удастся купить билеты на поезд на сегодня. Вся Индия в пик сезона за два месяца билеты бронирует. Вот на автобус больше шансов билеты купить, чем на поезд.

— Ну, может, тогда сразу на автовокзал поедем? Вам хорошо, вы ещё полгода путешествовать будете. А мне только неделя осталась, хотелось бы и Гоа посмотреть.
— Посмотришь ещё, а сейчас надо поесть, в следующий раз неизвестно, когда ещё получится.

Заплатив молодому разносчику еды тридцать рупий, я получил тарелку с рисом, куриную ногу, политую гороховой подливкой, две лепёшки и целлофановый пакетик с питьевой водой. Калека-уборщик, ползающий по полу вагона, прекратил подметать полы, и голодным взглядом стал наблюдать, как я пытаюсь открыть поднос с едой. С интервалом в несколько минут, мимо меня по полу проползали разного вида калеки. В основном это были дети в возрасте от семи до десяти лет.

У кого-то не было глаз, кто-то не мог ходить, но у всех в руках было нечто, похожее на веник. Ползая по грязному полу вагона, они подметали грязь и выклянчивали деньги. Попробовав поесть, я понял, что для меня может быть съедобен только рис и лепёшки. От курицы и подливки у меня жгло во рту и текли слёзы. Хотя, я уже и был в Индии целую неделю, местная еда давалась мне с трудом: жгучий чилийский перец был основным компонентом любых блюд.

На индийской диете мне удалось похудеть килограмм на пять. Купив себе в Пушкаре штаны под названием «фишермен»* и простую индийскую рубаху за три доллара, я стал похож на среднестатистического путешественника по Индии. Мои дорогие, модные вещи пошли на тряпки, которыми мы чистили чилум после курения. Решив выбросить свою тарелку с недоеденным рисом и курицей, я, поднявшись со своего места, отправился в тамбур нашего вагона.

Внимательно наблюдающий за мной мальчик-калека с изуродованными ногами, тут же, быстро перебирая руками по полу, пополз за мной, стараясь опередить другого, такого же, убирающегося в нескольких метрах от меня, попрошайку.
— Боже, какой ужас.

Никогда я ещё не отдавал кому-нибудь свою недоеденную еду. Неужели так бывает, что доведённые до отчаянья голодные дети готовы ползать по полу и доедать чужую еду? Нет, я лучше выкину свои объедки, и дам им немного мелочи, чтобы они могли купить себе нормальной еды. Зайдя в тамбур, я заметил ещё пару попрошаек, которые, увидев недоеденную еду на тарелке, тут же бросились в мою сторону. Один из них, увидев, что я собираюсь выбросить почти нетронутую еду, схватил своими маленькими руками тарелку, и резко потянул на себя.

Но, тарелка не двинулась, потому что с другой стороны уже две пары маленьких рук тянули еду в свою сторону. Отпустив тарелку, я еле успел отскочить в сторону. Еда мгновенно разлетелась по полу и стенам тамбура. Дети ползали по грязному, заплёванному тамбуру и ели прямо с пола остатки моей еды. Испытав от увиденного шок, я, вернувшись на своё место, тут же уставился в окно, пытаясь отвлечь свои мысли от свербевшего меня чувства вины перед этими маленькими калеками. Почему-то мне было стыдно за то, что я, иногда жалуясь на несправедливость судьбы, ною из-за недостатка благ, которых мне иногда не хватает.

 Смогут ли меня понять эти маленькие дети, если я им расскажу про свои проблемы? Отсутствие последней модели сотового телефона и норковой шубы у моей жены, постоянный ремонт моего не нового джипа, или протекшая по весне крыша в моей трёхкомнатной квартире. Эти кажущиеся сейчас иллюзорными проблемы, порой доводящие меня до депрессий, покажутся этим детям просто смешными. Где же та волшебная Индия, которую рисовал Рерих? Не прекращающиеся груды мусора и трущобы проплывают за окном.

Трущобы Бомбея начинаются за несколько часов до подъезда к городу. Вдоль железнодорожных путей начинают тянуться маленькие домики, сделанные из картона, веток, камней, коровьего дерьма и прочего мусора. Первое, что бросается в глаза — это сотни спокойно сидящих на корточках, и испражняющихся вдоль железнодорожных путей, жителей трущоб.

Ничуть не смущаясь делать столь интимный процесс, они с любопытством разглядывают людей в окнах проезжающих поездов. Некоторые умудряются в это же время чистить зубы, или спокойно беседовать с соседом, подмывающим свой зад из пластиковой бутылки. Несмотря на отсутствие личного туалета, практически у всех довольные, жизнерадостные лица. Почему же мы, имеющие все возможные блага цивилизации, постоянно живём под гнётом недостатка по большей части ненужных нам вещей? Маленький калека, пролезая по проходу вагона, улыбается мне, благодаря за мелочь и недоеденную еду.

Вот у кого я посоветовал бы поучиться радоваться жизни тем угрюмым людям, которые едут на работу утром в метро.
__________________________________________
*Кана агия – пришла еда.
*Штаны «фишермен» — «Рыбацкие», безразмерные штаны.

продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html