понедельник, 26 июня 2017 г.

ГЛАВА 10. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НА ВОЛЕ


Глава 10. Часть вторая. На воле.

— Им, наверное, всё равно где спать, — произнес я, показывая на туземцев, лежащих прямо на тротуаре.
— Индусы, вероятно, самые ленивые после арабов люди, — после небольшой паузы ответил Яир, переступая через ноги спящего в тени дерева человека, – Они большую часть своей жизни спят. Спят ночью, спят после еды, спят в обед. Да и спать им всё равно где, где сморило, там и спят. Где нашли тень, там и пристраиваются.

— Поэтому и грязь у них везде, оттого, что поспать они предпочитают уборке своего же мусора, – добавила Эди, протягивая свои тонкие губы для поцелуя Яиру, – I love you, my darling.
Яир, обхватив Эди, за тонкую, стройную талию, хотел было насладиться спонтанно возникшим чувством любви, как часто бывает у влюбленных, но, тут же одернулся.

Пожилые индусы, расположившиеся в тени домов и деревьев, с разных сторон улицы начали агрессивно выкрикивать: «No kiss! No kiss! Go home, kissing at home!». Мгновенно превратившись в моих глазах из добрых старцев в злобных карликов, они стали махать нам кулаками, выкрикивая что-то явно нехорошее.

— Пойдемте лучше в отель, на крышу, чилум покурим, чаю попьем. Там никто не сможет вам помешать целоваться. И вид там на Пушкар открывается замечательный, – предложил я, не желая вступать в какой либо конфликт с местными жителями.
— Дикари, – негромко, но презрительно обратилась к старикам Эди, демонстративно обнимая любимого.

— Пойдемте, ну их к чёрту. У них уже давно, наверное, не стоит от старости, вот они и злятся на самих себя, — ответил Яир, потянув свою подружку за руку.
Удивительный все-таки город Пушкар, город вегетарианцев и верблюдов. Маленький городок, расположенный вокруг маленького круглого озера, кишащего рыбой. Заплатив несколько рупий, мы купили целую миску вареного гороха, и какое-то время наблюдали, как карпы, отталкивая друг друга, пытаются заглотить своими жирными губищами как можно больше корма.

Удивительно, но, не смотря на это, в городе нельзя купить не рыбы ни мяса. Это запрещено здесь местным законом. Ни рыбы, ни мяса в продаже нет нигде. Город, состоящий из многочисленных индуистских храмов, считается в Индии священным. Так же, как и в Дели, маленькие улицы напоминают поток живой массы. Верблюды, коровы, слоны, обезьяны, туристы, местные жители, – всё это разноцветной массой течет между десятками храмов, оставляя под ногами сотни килограмм разнообразного дерьма.

Удивительный город, где опиум и гашиш купить легче, чем мясо и рыбу.
— На берегу озера есть отличное место, где можно покурить. Может, сделаем привал? – предлагает Яир, вытирая платком мокрое от пота лицо.
— Я не против, очень хочется в тень, поближе к воде, — соглашаюсь я, обмахивая себя, купленным по пути веером.

Пройдя метров пятьдесят, мы оказываемся в тенистом месте, где возле озера расположены десятки бетонных скамеек. С пару сотен разношёрстных людей, кто сидя, кто стоя, ожидают каждодневное шоу. Шоу под названием «сансет». Люди, окружающие меня, совсем не похожи на привычных мне туристов, которых можно увидеть на любых курортных побережьях. Почти все одеты в простые, но разноцветные индийские одежды.

Большинство, независимо от возраста и пола, с длинными волосами или с дредами. Такое ощущение, что я попал на другую планету, или улетел на машине времени назад, во времена расцвета хиппи. Повсюду доносится музыка барабанов. Люди попивают чай, и, пританцовывая, неторопливо общаются между собой. С разных сторон, периодически восхваляя индийских богов, поют мантры. Удивляет то, что большинство курят чилумы и никто не пьет алкоголь. И у всех счастливые, беззаботные лица. Солнце касается холма и Яир торопливо заканчивает подготовку своего чилума.

Лучшее время для медитации под чилум — это заход солнца. В это время приходит осознание бренности всего в этом мире. Внезапно, к площадке перед озером подъезжают два полицейских джипа, из которых начинают быстро выскакивать полицейские в темных очках. «Ну вот, сейчас начнутся маски шоу», — сразу подумал я, вспомнив российскую милицию. Но никто, кроме меня, и не подумал прятать чарас или чилумы. Никто не выражал озабоченность присутствием полицейских. Яир, показывая на странно важного индуса, вылезающего из джипа, успокоил меня.

— Видел этого важного, в костюме? Это — один из министров Индии, про него в газетах писали. На недельку в Пушкар помедетировать приехал. Каждый вечер приезжает сюда с охраной, солнце проводить.
Представляю, что было бы в России, если бы в присутствии русского министра кто-нибудь попытался закурить гашиш. Арестовали бы, и посадили лет на десять, как террориста. А тут бабы'* гашиш курят возле каждого храма.

Вдруг, не сговариваясь, дробь барабанов из разных мест площадки начала сливаться в единый ритм. Это солнце коснулось горизонта, приготовившись спрятаться до следующего дня. Эди, поджигая чилум Яиру, мелодично запела мантру. «Бум Булинат, Саб Ки Сат, Бум Шива, Бум Шанкара, Бум». И, одновременно со всех сторон, стали доносится мантры, восхваляющие Шиву за то, что он сотворил гашиш. На министра и его охрану, по-моему, никто, кроме меня, не обращал внимания. Кажется, что для него тоже ничего не существует в эти минуты. Он молча, вместе со всеми провожает глазами уставшее за день солнце. Десятки гордо поднятых в небо чилумов, и огромное сладкое облако чараса. Необыкновенное зрелище.

Я тоже глубоко затягиваюсь гималайским чарасом с мыслью, что я влюбляюсь в эту страну. Несмотря на грязь, нищету и убогость, здесь всё пропитано свободой. Свобода среди нищеты намного лучше, чем рабство среди гламура. Делай что хочешь, только не мешай другим. Вот, наверное, в чем заключается истинная демократия, которую подменили нам лживой фразой «У всех одинаковые права». Нигде я не чувствовал себя равным в правах с другими так, как здесь, в Пушкаре, куря гашиш рядом с министром, провожая солнце.

В какой-то момент наступает абсолютная тишина. Порывом ветра, с телеги полной пальмовых листьев, используемых как одноразовые тарелочки, слетает один небольшой лист. Время словно останавливается в этот момент, и, кажется, что лист падает бесконечно долго в образовавшейся внезапно тишине. Будто в замедленном кино, он падает, кружась, словно в танце. А я стою, молча и улыбаясь, наблюдаю это волшебное действие.

Как только он касается земли, где-то в другом конце города раздается громкий звон колокола. Как будто кто-то нажимает на невидимую кнопку «Play», и снова пространство оживает после божественной паузы, наполняя мир тысячами звуков. Солнце село, жизнь продолжается.
__________________________________
*Баба’ – Человек, отказавшийся от мирских нужд, идущий по пути духовного развития и просветления.
I don’t speak English- Я не говорю по английски.

продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html