понедельник, 26 июня 2017 г.

ГЛАВА 10. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ТЮРЬМЕ


Глава 10. Часть первая. В тюрьме.

Сегодня меня переведут в другую тюрьму. Из памяти всплывают отрывки кинофильмов, где главный герой, попадая за решётку, борется за свою жизнь и за справедливость. Странно, но всю свою жизнь я был уверен, что никогда не попаду в тюрьму. Каждый раз, когда я вынужден был совершить какое-нибудь безобидное правонарушение, я заранее узнавал, «сколько будет стоить» преступить закон. Что я знаю о тюрьме? Из детских историй, рассказанных старшими братьями моих приятелей по двору, я знал, что в тюрьме существует множество неписаных законов.

Я знал, что возле туалета спят самые слабые или «опущенные». Также я помнил, что с «опущенными» нельзя иметь никаких дел, это грозило тем, что тебя могли тоже «опустить», и отправить жить возле «параши». Со слов товарищей, которым рассказывали их старшие друзья, жизнь «опущенных» была просто адом. «Опущенных» называли петухами. Петухи исполняли роль рабов. Их насиловали, избивали, заставляли стирать бельё и мыть туалеты. Нет, такая жизнь не для меня. Надо найти железку, которой я резал себе вены, может пригодиться как нож. Что меня ждет в новой тюрьме? Надо сразу себя правильно показать. Если что, прямой удар в зубы, и не думать о последствиях. А вдруг свободное место в камере будет только возле туалета? Надо будет найти самого слабого в камере и подвинуть его. Неужели это мои мысли? Кем я стал? Кто я? Надо успокоиться, всё будет хорошо. Всё у меня получится. Найдя в куче мусора окровавленную железку, которой  резал себе руку, я спрятал её, воткнув в резиновый сланец.

— Василий готов! Go transfer Mapusa Lock up jail, – кричит мне охранник, открывая дверь.
Ну, наконец-то, подальше от этого ада. Смешной маленький джип «Махиндра» везет меня в неизвестность, а за окном мелькает свобода. Что такое свобода? Наверное, каждый по-своему воспринимает это слово: для кого-то это удовольствие, которое можно получить тогда, когда тебе хочется, для кого-то это возможность неограниченного передвижения. Что же такое свобода для меня? Что же отобрали у меня?

Я начинаю понимать, что для меня свобода — это возможность быть рядом с моими любимыми людьми. Как там, на воле, мои девчонки? Моя дочь Василинка и жена Лена? С ума, наверное, сходят от новостей обо мне. Какой же я мудак. Какая, к чёрту, психоделическая революция? Кому она нужна? Тем идиотам, которые последнее время окружали меня? Эволюция восприятия, квантовый скачок, свобода, независимость… А просили ли они меня менять их сознание? Знал ли я смысл этих красивых слов? Хотели ли они свободы так, как хочу её сейчас я? Придётся, наверное, мне как-то объяснять моей маленькой принцессе, что в школу она в этом году не пойдет, потому что нет денег. Какой же я, действительно, мудак!

— Приехали, выходи, – открывая заднюю дверь автомобиля, сонно говорит охранник.
Одноэтажное португальское здание с черепичной крышей мрачно высовывает свой фасад из чикковых и манговых деревьев, плотно растущих вокруг. Вместо дверей – железные решётки. Подойдя к входу, вспоминаю наставления сумасшедшей Псю: «Ты совсем не говоришь по-английски, это — твой самый большой козырь для суда. И не вздумай ничего подписывать без меня или без адвоката». Начальник тюрьмы, крепкого телосложения индус, ростом чуть выше полутора метров, с голосом, как у гомосексуалиста, спрашивает меня на английском: «Сэр, вы понимаете, где вы находитесь?»

— I don’t speak English*
— Это тюрьма, есть ли у вас что-нибудь незаконное?
— I don’t speak English
— Этот, как и все русские, по-моему, совсем не понимает, что я ему говорю, осмотрите его и принесите его барахло.

Охранник выносит из чулана кучу грязных тряпок, железную тарелку, кружку и полкуска мыла.
— Вот полотенце, обмотайся им, раздевайся догола и садись на корточки, – знаками объясняет мне охранник.
Рядом со мной раздевается такой же, как я, только что прибывший заключённый индус. Отказавшись почему-то сесть на корточки, он получает звонкую мощную оплеуху, от которой падает на пол. Откуда-то из промежности вываливается маленький пакетик с табаком. Отвесив ему пару оплеух, охранник швыряет ему его вещи. Выполнив его указания, я тоже сажусь на корточки.

— Можешь одеваться, – швырнув к моим ногам грязные тряпки, начальник тюрьмы довольно улыбается, – Это теперь твоя постель. Welcome to Mapusa jail.
Надо быть предельно внимательным. Первый день новой тюрьмы. Меня ведут по коридору, вдоль которого тянутся камеры с решётками вместо дверей. В полумраке виднеется пара человеческих глаз. Кто-то кричит: «Foreigner, foreigner, Russian!». Всё это напоминает зоопарк, где в клетках сидят большие обезьяны.

— Room number 4, — охранники с грохотом открывают дверь.
Семь пар глаз с любопытством разглядывают меня. Я, молча, осматриваю пространство камеры. Комната чуть больше балкона в моём доме. Как же мы тут все разместимся? Окно, покрытое тремя разными слоями решётки, в углу отгорожен туалет, закрывающий маленькой дверью только нижнюю часть туловища. На стене, на железной полке, громко работает цветной телевизор. Пожилой индус с монголоидными чертами лица, отодвигая свою подстилку в сторону, показывает мне на место возле окна. «Вроде не плохое «по понятиям» место», — думаю я, бросая свои вещи на пол. Вдоль стен, в полумраке, освещенной одной лампой, сидят семеро человек, с любопытством разглядывая меня. Видимо, кровать я не скоро теперь увижу. Индусы любят спать на полу.

продолжение...



приобрести все мои книги можно непосредственно у меня в Гоа, а также их можно купить через сеть, заказав книги on-line http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page_89.html
контакты: http://www.vasiliykaravaev.ru/p/blog-page.html